ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Алфавитный указатель по авторам книг

> Книги по рубрикам >
Книги > Ч > Судебная защита прав и интересов авторов - Чертков В. Л., Москва, 1970,

Алфавiт по авторам :
| 1 | 2 | 6 | 8 | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я |


Судебная защита прав и интересов авторов - Чертков В. Л., Москва, 1970,

§ 1. Судебные решения



1. Судебное решение является заключительным актом правосудия, в котором суд дает ответ на требование истца о защите нарушенных или оспариваемых прав или охраняемых законом интересов.
Решение состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей (ст. 197 ГПК).
Мотивировочная часть содержит анализ спора и основания к выводу, изложенному в резолютивной части решения. Окончательное разрешение спора находит свое выражение в резолютивной части решения.
Особенность мотивировочной части решений в авторских спорах состоит в том, что в ней суду часто приходится обосновывать размер взыскиваемого гонорара, применение к данному спору той или иной ставки.
Суд может и должен входить в обсуждение и решать вопрос о размере взыскиваемого авторского гонорара. Ставки предусмотрены далеко не для всех видов интеллектуального творчества (см. ст. 479 ГК).
Иногда ставки устанавливаются руководящими органами творческих союзов без последующего утверждения правительственными актами. Суд может применять их, если находит ставки приемлемыми для рассматриваемого случая или выяснит, что они используются на практике. Игнорирование таких ставок вообще вряд ли правильно, так как общественные организации, связанные с творческой деятельностью, знают, «чего она
93

стоит», и в то же время мешало бы суду правильно разрешить спор.
Совершенно обязательным является обоснование судом применяемых ставок или установленного им размера взыскиваемого авторского вознаграждения. Нельзя, например, признать обоснованным решение народного суда Бауманского района Москвы от 22 ноября 1966 г. по иску К. к издательству «Московский рабочий» и Дому народного творчества: «Истец претендует на гонорар в размере 80 рублей, однако, народный суд считает, что за слова песни «Хорошо, что мы живем в России» истцу следует взыскать гонорар в размере 60 рублей»[1].
Примером обоснования судом размера гонорара может служить следующее дело. Б. написал текст песни «Виноград» с музыкой О. Эта песня была представлена на конкурс и получила вторую премию. Затем она была использована киностудией имени А. М. Горького для кинофильма «Крым», однако гонорар был выплачен лишь композитору в размере 64 руб. При рассмотрении дела по иску Б. к киностудии в народном суде Щербаковского района Москвы 9 мая 1954 г. ответчик признал иск на сумму 64 руб., что составляет оплату, равную с оплатой соавтора О. Однако суд взыскал 100 руб., основываясь на том, что композитор получает гонорар, исходя из времени полезного звучания песни в кинофильме, текст же песни оплачивается, исходя из его качества и установленных ставок в 60 руб., 100 руб. и 200 руб. Поскольку произведение на конкурсе получило вторую премию, оно может быть признано хорошим и оплачено по ставке 100 руб.[2].
В приведенном примере в мотивировочной части решения содержится анализ опорного отношения, дающий основания для определенной оплаты. Здесь же, еще до резолютивной части, делается правовой вывод из оценки качества произведения (чего экспертиза не вправе была делать).
Как правило, вопрос о применении тех или иных

[1] Дело № 2—2628 народного суда Бауманского района Москвы за 1966 год.
[2] Из дел ВУОАП СП СССР. Суммы приведены в новом масштабе цен.

ставок возникает в случае бездоговорных отношений, ибо при наличии договора размер оплаты обусловлен в нем. Вынося решение об оплате за использование произведения при отсутствии договора и нормативно утвержденных ставок оплаты за использование спорных или даже аналогичных произведений, суд руководствуется общими началами и смыслом законодательства об авторском праве, по которому использование произведений оплачивается в соответствии с их качеством и размером.
Касаясь вопроса возмещения убытков на основании ст. 500 ГК, т. е. вызванных нарушением личных авторских прав, Пленум Верховного Суда СССР в п. 8 постановления от 19 декабря 1967 г. указал: «Если ставки авторского гонорара для какого-либо вида произведения или способа его использования не установлены, размер убытков... определяется с учетом качества произведения и ставок гонорара, предусмотренных для аналогичных произведений или способов их использования». Этим указанием следует руководствоваться в практике разрешения авторских споров, связанных не только с возмещением убытков при неправомерном использовании произведений, но и во всех случаях отсутствия надлежащих ставок. Учитывая практику заключенных ранее договоров на использование сходных произведений и опираясь на выводы экспертизы о степени творческого участия автора в создании произведения и на иные материалы дела, суд определяет размер подлежащего взысканию гонорара. При этом согласно ст. 37 Основ гражданского судопроизводства он может выйти за пределы исковых требований.
Иногда судам приходится определять размер подлежащего взысканию гонорара при утере оригинала произведения и невозможности в связи с этим определить его действительную ценность. Суды разрешают подобные дела по-разному. Так, народный суд Фрунзенского района Москвы в решении от 3 января 1969 г. произвел взыскание по самой низшей ставке авторского вознаграждения за произведения, аналогичные тем, оригиналы которых были утеряны ответчиком[1], а народный

[1] Дело № 2—241/31—69 народного суда Фрунзенского района Москвы

суд Ленинградского района Москвы в решении от 10 июня 1969 г. определил размер подлежащего взысканию вознаграждения исходя из утвержденных ставок на данного вида работы, но с учетом качества работ, экспонировавшихся на выставках, и признанной квалификации их автора[1].
2. Резолютивная часть решения всегда имеет императивный характер и может быть адресована как неопределенному кругу лиц, так и конкретному лицу в зависимости от объективной возможности восстановления нарушенных авторских прав.
Если произведение выпущено в свет с нарушением личных неимущественных авторских прав, то исправить это нарушение в отношении, например, распроданного тиража книг, просмотренных спектаклей и фильмов невозможно. Поэтому решение суда содержит обращенную к неопределенному кругу лиц властную констатацию наличия авторских прав и допущенных нарушений. Так, решение о признании авторства является общеобязательным документом, удостоверяющим авторство, и эта удостоверяющая властная констатация обращена к неопределенному кругу лиц. Такой же констатацией, но отсутствия авторства, является решение об отказе в иске о признании авторства на спорное произведение[2]. Точно так же, если при использовании произведения в нем без согласия автора сделаны изменения, но произведение уже выпущено, то нет возможности какими-либо действиями исправить положение. В этом случае суд констатирует нарушение правомочий автора и неправильность произведенных изменений. Например, Учпедгиз издал в сокращенном виде произведение Г., не имея согласия автора на такое сокращение. Суд признал, что нарушено право на неприкосновенность произведения, и что автору не предоставили возможность устранить те изменения, которые он не хотел бы видеть в изданном произведении[3].
Если же до разрешения спора судом произведение

[1] Дело ,№ 2—1833—69 народного суда Ленинградского района Москвы
[2] М А Гурвич, Решение советского суда в исковом производстве, М , 1955, стр 43—44
[3] Из дел ВУОАП СП СССР
96

еще не использовалось или к моменту разрешения дела имеется возможность изменить порядок использования произведения, то резолютивная часть решения содержит не только констатацию допущенных нарушений авторских прав, но и предписание о конкретных действиях по их устранению. Такими действиями могут быть:
1) изменение титров, афиш, реклам и титульных листов не вышедших в продажу книг;
2) запрещение выпуска в свет и распространения произведения;
3) вставка или вклейка в книгу листов с оговоркой о допущенном искажении, подсъемка кадров кинофильмов и т. п.;
4) обязание исключить из произведения вставленные слова, музыкальные номера в пьесах и в дальнейшем использовать произведение так, как этого требует автор, т. е. добавить изъятые фрагменты и т. п.
В этих случаях предписание может быть адресовано только конкретному нарушителю, т. е. определенному лицу. Например, в решении от 13 марта 1963 г. народный суд Кировского района г. Днепропетровска обязал Днепропетровский русский драматический театр имени А. М. Горького при постановке пьесы «Замок Броуди» указывать на афишах в качестве автора Р.[1]. Здесь определенная организация обязана совершать конкретные действия, восстанавливающие нарушенное право на имя автора Р., а неопределенный круг лиц как самим решением суда, так и исправленными афишами извещается о действительном авторе пьесы, чем также восстанавливается его нарушенное право на имя.
Поскольку ст. 98 Основ гражданского законодательства в числе авторских правомочий предусматривает и получение авторского вознаграждения, а защита этого правомочия (если оно нарушено) путем взыскания гонорара возможна после использования произведения и разрешения спора судом, императивная констатация права автора на ту или иную сумму гонорара может быть адресована только определенному лицу в форме обязания уплатить полагающийся автору гонорар.
Необходимо при этом учесть и следующее. Согласно ст. 506 ГК условия авторского договора, ухудшающие

[1] Из дел ВУОАП СП СССР.

положение автора по сравнению с положением, установленный в законе или в типовом договоре, недействительны и заменяются условиями, установленными законом или типовым договором. В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. судам даны указания проверять соответствие условий конкретных авторских договоров закону и типовому договору и при установлении несоответствия в сторону, ухудшающую положение автора, признавать такие условия недействительными и заменять условиями, установленными законом или типовым договором.
Но как изложить в решении такое признание и замену? Ведь из текста ст. ст. 194, 197, 199—301 ГПК усматривается не право суда на замену условий договора, а его обязанность изложить обстоятельства дела, обосновать свои доводы и разрешить опор путем взыскания денежных сумм, присуждения имущества, обязания ответчика совершить определенные действия, признания за истцом тех или иных правомочий или, наконец, отказа в иске. В то же время из ст. 2 ГПК усматривается задача защиты права, которое нарушено или оспорено противной стороной по делу, а согласно ст. 6 ГК защита гражданских прав осуществляется и путем изменения правоотношения.
Н. В. Зейдер предлагает следующую схему: «Прежде всего суд, разрешая спор, должен в своем решении определить, какое именно правоотношение существует между спорящими сторонами и подлежит по мнению истца прекращению или изменению; во-вторых, судебным решением должно быть подтверждено наличие или отсутствие тех юридических фактов, с наличием или отсутствием которых закон связывает прекращение или изменение правоотношения. Наконец, суд должен в решении указать на прекращение или изменение правоотношения в силу этих юридических фактов. В последнем случае суд определяет содержание этого измененного правоотношения»[1].
Применительно к авторским правоотношениям эта схема выражается в том, что суд предписывает сторонам руководствоваться в их отношениях соответствую-

[1] Н. Б Зейдер, Судебное решение по гражданскому делу, «Юридическая литература», 1966, стр 31.
98

щими положениями закона или типового договора. Например, в авторских спорах нередко приходится сталкиваться с положением, когда вместо авторского договора заключено трудовое соглашение или когда в авторский договор включены неприемлемые условия. Однако спор возбуждается не об изменении этих условий или категории договора, а о защите конкретных правомочий, которые из-за неправильного оформления договорных отношений оказались нарушенными. Задача суда состоит в защите этих правомочий. Но выполнение ее требует изменения договорных условий или категории самого договора. Для подобных случаев представляется правильным в мотивировочной части решения указать, что, например, данные правоотношения должны быть оформлены не трудовым договором, а авторским, в соответствии с подходящим к данному виду использования типовым договором, или что условие заключенного между сторонами авторского договора об оплате гонорара по ставкам такого-то постановления подлежит замене на условие об оплате по другим ставкам, что вопрос о переиздании должен регулироваться в соответствии с тем или иным нормативным актом и т. д. В резолютивной же части решения должно быть указано о конкретных мерах по защите нарушенного права в соответствии с условиями авторского договора, а именно о взыскании полагающегося вознаграждения, об обязании ответчика совершить определенные действия и т.д.
3. Практикуется установленное ст. 499 ГК обязание опубликовать сообщение о допущенных нарушениях авторских прав.
Обязание к публикации подпадает под признаки ст. 201 ГПК, так как речь идет об определенных действиях, к совершению которых принуждается ответчик. Следовательно, решение с обязанием публикации является императивной констатацией нарушенных авторских прав с обращением к конкретному лицу о совершении определенных действий. Публикация имеет целью поставить в известность неопределенный круг лиц о том, что при использовании произведения были нарушены авторские права. Такую же цель, наряду с уточнением этих прав, имеет и судебное решение, подтверждающее те или иные авторские права. Однако,
99

если такое решение опубликовано, оно становится известно всем еще до того, как кто-либо встретится с данным делом; если же не опубликовано, то становится известным лишь при конкретном соприкосновении. Существо решения не меняется от того, опубликовано оно или нет. Публикация делает его лишь более общеизвестным, чем только при оглашении в зале суда. Отсюда следует, что публикация—форма популяризации судебного решения, удостоверяющего нарушение авторских прав.
Публикация может производиться и в общественных интересах. Б.С.Антимонов и Е.А.Флейшиц привели пример, когда суд по требованию авторов, считавших, что поставленный театром спектакль не обеспечивает воплощения их творческого замысла при написании пьесы, запретил ее постановку и «во избежание повторения подобных ошибок со стороны других зрелищных предприятий» обязал ответчиков опубликовать это решение [1].
Но главной целью указания о публикации является защита авторских прав и творческой репутации авторов.
Четкость указаний суда о публикации различна. Указанные выше авторы приводят пример, когда суд обязал ответчика опубликовать в печати о несоответствии действительности сообщенных в предисловии данных о распределении глав между соавторами книги[2]. В решении народного суда Бауманского района Москвы от июля 1954 года записано: «...Сделать публикацию в печати об авторстве Т. на указанную книгу»[3], а в решении народного суда Куйбышевского района Москвы от 12 ноября 1951 г. аналогичное указание более развернуто: «Обязать Учпедгиз не позднее 1 декабря 1951 г. опубликовать в печати заявление о том, что рисунки, помещенные в выпущенной Учпедгизом книге «Кола Брюньон» на французском языке в 1950 году, являются репродукциями с рисунков художника»[4].

[1] Б С. Антямопов, Е А. Флейшиц, Авторское право, стр 119.
[2] Та м же, стр. 155.
[3] Из дел ВУОАП СП СССР.
[4] Из дел УОАП СХ СССР.
100

По какова бы ни была степень четкости указаний суда о публикации, она относится лишь к двум ее реквизитам: сроку и содержанию сообщения. В судах твердо установилась практика, возлагая обязанность по опубликованию на ответчика, никогда не указывать, в каком органе печати оно должно быть произведено. Вероятно поэтому в наших органах печати чрезвычайно редко встречаются подобные публикации. Несмотря на «твердые» сроки и четкие тексты сообщений для печати, решения об опубликовании практически не выполняются, так как ответчики уклоняются от опубликования в печати сообщений об ими самими допущенных нарушениях авторских прав. Как быть?
На этот вопрос отвечают ст. 7 Основ гражданского законодательства, ст. 406 ГПК, где предусмотрено взыскание штрафа за невыполнение решения суда. Причем уплата штрафа не освобождает от выполнения возложенной судом обязанности. Однако этого оказывается недостаточно и думается, что в авторских спорах имеется возможность исполнить решение, не прибегая к подобным мерам принуждения.
Представляется целесообразным такой путь. Суд не обязывает ответчика опубликовать требуемое сообщение, а выносит решение об опубликовании его в определенном, наиболее подходящем по своему профилю к рассматриваемому произведению органе печати («Литературная газета», «Советская культура», ведомственная, местная печать и т. д.) с отнесением на ответчика расходов по опубликованию. Например, суд выносит решение о признании определенного лица соавтором выпущенной книги и при этом указывает: данное решение (или выписку из него) опубликовать в газете «Советская культура» до такого-то числа; взыскать с ответчика в пользу газеты «Советская культура» расходы по публикации в такой-то сумме. Можно в решении указать и текст сообщения вместо того, чтобы публиковать текст решения. Таким образом, сам суд заботится об опубликовании, сам обязывает к этому определенный орган печати, который получает плату за произведенную публикацию. Соответствующие органы печати, конечно, не являлись бы участниками процесса (точно так же, как не являлись ими органы печати, публиковавшие объявления о расторжении брака).
101

Надо сказать, что судебная практика знает подобную форму судебных постановлений Например, народный суд Пролетарского района Москвы определением от 6 февраля 1964 г по иску Г. к Б. и «Оборонгизу» о признании авторского права утвердил мировое соглашение следующего содержания: «Ответчик обязуется опубликовать в установленном порядке в течение 1964 года в журнале «Приборостроение» или в другом массовом техническом журнале заметку об использовании в его книге «Потенциометры» («Оборонгиз», 1962 г.) материалов из работ Г., имея в виду, что ссылка на стр. 27 книги не дает представления о заимствованном материале. Стороны согласились о нижеследующем тексте публикации: «В книге «Потенциометры», выпущенной издательством «Оборонгиз» в 1962 году, при подготовке к изданию была допущена неточность в отношении указания ссылки (стр. 27) на использованные работы. Вопросы расчета погрешности нарушенных потенциометров § 1 гл. I, § 2, 3, 4, гл. II и гл. III заимствованы из работ Г. Ответчик обязуется в 2-месячный срок сдать материалы для публикации, о чем поставить в известность истца Г. В случае несдачи Б. заметки для публикации публикацию произвести принудительно народным судом по согласованному сторонами тексту в порядке исполнения судебного решения. Публикацию в журнале произвести за счет Б.» [1].
Целесообразно указанное положение закрепить в нормативном порядке (с обязанием всех органов печати публиковать направляемые им судами сообщения при определении судом размера расходов по такой публикации).

[1] Из дел ВУОАП СП СССР.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022