ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Алфавитный указатель по авторам книг

> Книги по рубрикам >
Книги > К > Актуальные вопросы международного частного права - Кудашкин В.В., Москва, 2004

Алфавiт по авторам :
| 1 | 2 | 6 | 8 | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я |


Актуальные вопросы международного частного права - Кудашкин В.В., Москва, 2004

1.9. Оговорка о публичном порядке не должна применяться к отношениям, не затрагивающим особо важные интересы государства и общества


Правомерен вопрос о сферах применения оговорки о публичном порядке. Очевидно, что оговорка, являясь институтом международного частного права, не применяется к публично-правовым отношениям, пусть даже с иностранным элементом, которые относятся к области межгосударственных отношений и регулируются нормами международного права. В области же внутригосударственных публично-правовых отношений оговорка не действует, во-первых, в силу отсутствия иностранного элемента (о чем было сказано выше), во-вторых, в силу того, что они вообще не относятся к предмету регулирования международного частного права. Как отмечает Ю.Э.Монастырский: "...хотя проблема выработки критерия разграничения публичного и частного права в современной науке права остается окончательно неразрешенной, понимание того, что поиск признаков публичного порядка должен проходить только среди частноправовых актов материального права, явилось с точки зрения развивающейся доктрины безусловным теоретическим достижением"*(37).
Однако вышеизложенные случаи не охватывают все возможные ситуации. Речь идет о том, что в рамках международных частных отношений осуществление гражданско-правового отношения с иностранным элементом может представлять угрозу исключительным государственным интересам, прежде всего суверенитету и безопасности государства. Выше рассматривалась ситуация со сделкой в области экспорта продукции военного назначения. Соответственно, применение оговорки о публичном порядке в таком случае правомерно.
В то же время в судебной практике имели место случаи применения названной оговорки, когда непосредственно не затрагивались публичные интересы, т.е. интересы государства и общества.
Так, В.М.Корецкий приводит примеры применения оговорки о публичном порядке американскими судами к договорам страховых организаций, идущих вразрез с местными страховыми законами, к установлению кратной ответственности акционеров, соглашениям несостоятельного должника с одним из кредиторов в ущерб другим*(38).
Имела место ситуация, когда истец в ходе судебного разбирательства ссылался на публичный порядок Финляндии, которому якобы противоречила позиция ответчика, состоявшая в том, что он не признавал действия коллективного договора общегосударственного масштаба между Финской федерацией строительства и Федерацией строительных рабочих на территории Саудовской Аравии*(39).
В Федеральном арбитражном суде Московского округа была рассмотрена кассационная жалоба на решение Арбитражного суда г. Москвы, утвердившего решение МКАС по делу N 106/2001 о взыскании в пользу российского истца задолженности по заключенному договору с иностранным ответчиком. Ответчик в обосновании своей жалобы ссылался на то, что решение МКАС противоречит публичному порядку Российской Федерации. Федеральный арбитражный суд не поддержал доводы ответчика.
По делу Латвийского пароходства против государственного внешнеэкономического объединения "Продинторг"*(40) (г. Москва), рассмотренного Морской арбитражной комиссией при ТПП РФ, городским судом г. Москвы было возбуждено ходатайство об отмене решения МКАС на основании того, что оно противоречит российскому публичному порядку. В доказательство нарушения публичного порядка суд привел следующие аргументы:
а) арбитражное решение нарушает принципы российского права, прежде всего конституционные принципы законности и защиты всех форм собственности, а также гражданско-правовые принципы неприкосновенности собственности и самостоятельной имущественной ответственности юридических лиц;
б) решение расходится с общепризнанными принципами морали, на которые опирается российская правовая система: обязав ответчика выплатить долг иного субъекта, а именно государства, решение вошло в противоречие с принципами справедливости и добросовестности.
По делу Латвийского пароходства, как видим, суд в качестве оснований отмены решения МКАС использовал широкий подход в применении оговорки о публичном порядке, когда по имущественному спору между двумя юридическим лицами, напрямую не затрагивающими исключительные интересы государства, влияющие на его безопасность и суверенитет, либо системы внутригосударственных отношений, элементом которого является общество в целом, аппелирование идет к принципам и категориям правовой системы.
Вместе с тем такой подход, оторванный от оценки фактического ущерба интересам государства и общества, не отвечает природе, сущности и содержанию такого правового средства, как оговорка о публичном порядке. Фактически он означает, что право существует само по себе, в отрыве от реальных общественных отношений, которое оно призвано регулировать.
По всей видимости, чувствуя уязвимость приведенных аргументов, суд в качестве такового приводит противоречие указанного решения МКАС интересам общества и государства, так как создает прецедент для удовлетворения множества аналогичных исков к другим российским юридическим лицам, размер которых выражается в многомиллионных валютных суммах. Данный довод вообще не выдерживает критики, так как оценить его реальность и значимость невозможно.
В целом же на данном примере можно реально ощутить ту опасность, о которой предупреждали Д.Чешир и П.Норт: "Опасность столь неопределенно сформулированной доктрины (публичного порядка. - В.К.) заключается в том, что при ее широком толковании ею может оказаться охваченным множество внутренних норм и она будет служить слишком легким предлогом для применения lex fori, подрывая, таким образом, основную функцию международного частного права"*(41).
Таким образом, необходимо отметить, что оговорка о публичном порядке не должна применяться к регулированию гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, не затрагивающих исключительных интересов государства и общества, воздействие на которые в результате применения иностранного права способно оказать такое возмущающее воздействие на систему внутригосударственных отношений, которое выведет его из состояния равновесия. Практическим проявлением этого может быть нанесение ущерба безопасности и суверенитету государства. На это же обращает внимание Л.Раапе, который подчеркивал, что важно не само отсутствие связи с нашей страной, а лишь вытекающее отсюда следствие, что наши интересы не страдают*(42).



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022