ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Алфавитный указатель по авторам книг

> Книги по рубрикам >
Книги > Ж > История государства и права зарубежных стран. Часть 2. - Жидков О. А. Крашенинникова Н. А.,

Алфавiт по авторам :
| 1 | 2 | 6 | 8 | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я |


История государства и права зарубежных стран. Часть 2. - Жидков О. А. Крашенинникова Н. А.,

1. Революция 1789-1794 гг. и становление


Французская революция 1789 г. и падение абсолю-
тизма. В процессе утверждения конституционного порядка
и новых демократических принципов организации государ-
ственной власти особую роль сыграла Французская рево-
люция 1789-1794 гг. Ее нередко называют великой. Она была
действительно таковой, поскольку превратилась в подлин-
но народную революцию как по широкому кругу своих уча-
стников, так и по далеко идущим социальным последстви-
ям.

Революция во Франции в отличие от всех предшество-
вавших революций потрясла до основания создававшееся
веками здание феодализма. Она сокрушила экономические
и политические устои "старого режима", в том числе и аб-
солютную монархию, являвшую собой символ и итог много-
вековой эволюции средневековой государственности.

Значение Французской революции XVIII в. не ограни-
чивается рамками одной страны и одного десятилетия. Она
дала мощный импульс социальному прогрессу во всем мире,
предопределила триумфальное шествие по земному шару
капитализма как передового для своего времени общест-
венно-политического строя, ставшего новой ступенью в ис-
тории мировой цивилизации.

Революция 1789-1794 гг. по существу была неизбеж-
ной, поскольку продолжающее нести на себе бремя фео-
дальных представлений и институтов французское общест-
во зашло в тупик. Абсолютная монархия не смогла предот-
вратить неуклонно нараставший экономический, социаль-
ный и политический кризис. Главной помехой на пути даль-
нейшего развития Франции стала именно абсолютная мо-
нархия. Она давно уже перестала выражать общенациональ-
ные интересы и все более откровенно защищала средневе-

49

ковые сословные привилегии, в том числе исключительные
права дворянства на землю, цеховой строй, торговые моно-
полии и другие атрибуты феодализма.

Абсолютизм, некогда сыгравший важную роль в эконо-
мическом, культурном, духовном развитии страны, оконча-
тельно превратился к концу XVIII в. в политический оплот
феодальной реакции. К этому времени чиновничий и воен-
но-полицейский аппарат стал основой абсолютистского го-
сударства. Он все более откровенно использовался для по-
давления участившихся крестьянских бунтов и растущей
политической оппозиции королевской власти со стороны
буржуазных кругов.

В последней трети XVIII в. более очевидно проявился
антинародный и застойный характер абсолютизма. Он осо-
бенно ярко проявился в финансовой политике королевского
правительства. Огромные суммы из государственной казны
шли на покрытие баснословных расходов самой королев-
ской семьи, на подкармливание верхушки дворянства и ду-
ховенства, на поддержание внешнего блеска королевского
двора, ставшего в полном смысле этого слова "могилой на-
ции". Несмотря на постоянный рост налогов и иных побо-
ров, взимаемых с третьего сословия, королевская казна все-
гда была пуста, а государственный долг вырос до астроно-
мических размеров.

Таким образом, Французская революция XVIII в. вы-
зревала и протекала в принципиально иных условиях, не-
жели это имело место в предшествующих революциях. Кон-
фронтация народных масс, во главе которых стояли пред-
ставители буржуазии, с абсолютизмом, дворянством и с гос-
подствующей католической церковью приобрела значительно
более острые формы, чем это имело место полтора века назад
в Англии. Осознавая свою растущую экономическую силу,
французская буржуазия более болезненно реагировала на
сословную приниженность и политическое бесправие. Она
не желала более мириться с феодально-абсолютистскими
порядками, при которых представители третьего сословия
не только отстранялись от участия в государственных де-
лах, но и не были защищены от незаконных конфискаций
имущества, не имели правовой защиты в случаях произво-
ла королевских чиновников.

Готовность к политическим действиям и революцион-
ная решимость французской буржуазии в конце XVIII в.

50

имели под собой и определенные идеологические основа-
ния. Революции политической во Франции предшествовала
революция в умах. Выдающиеся просветители XVIII в. (Воль-
тер, Монтескье, Руссо и др.) в своих произведениях под-
вергли сокрушительной критике пороки "старого режима".
С позиции школы "естественного права" они убедительно
показали его "неразумность".

Французские революционеры XVIII в. имели возмож-
ность опереться на опыт английской и американской рево-
люций. В их распоряжении имелась уже достаточно четкая
программа организации конституционного порядка. Они взя-
ли также на вооружение политические лозунги ("свобода,
равенство, братство"), способные поднять третье сословие,
т. е. практически широкие народные массы на бескомпро-
миссную борьбу с абсолютизмом и всем "старым режимом".

Политическая платформа третьего сословия нашла'
наиболее полное воплощение в знаменитой брошюре абба-
та Сиейеса "Что такое третье сословие?". На этот вопрос,
бросая вызов абсолютизму, Сиейес уверенно отвечал: "Все".
Не менее категоричным был ответ и на другой вопрос, ка-
сающийся положения третьего сословия в государствен-
ной жизни: "Чем оно было до сих пор в политическом
строе?" - "Ничем". Сиейес и другие лидеры третьего со-
словия противопоставили сословным привилегиям духовен-
ства и дворянства идею национального единства и нацио-
нального суверенитета.

Революционная ситуация, возникшая во Франции в
конце 80-х гг. в связи с торгово-промышленным кризисом,
неурожайными годами и голодными бунтами, а также фи-
нансовое банкротство государства вынуждали королевскую
власть пойти на реформистские маневры. Последовали пе-
рестановки в правительстве (смена генеральных контроле-
ров финансов), было объявлено также о созыве Генераль-
ных штатов, не собиравшихся с начала XVII в.

Король и высшая государственная знать, ослепленные
блеском дворцовой жизни и погрязшие в придворных ин-
тригах, окончательно оторвались от французского общест-
ва. Они плохо представляли себе реальную политическую
ситуацию в стране, не знали подлинных настроений своих
подданных. Рассчитывая найти с помощью Генеральных
штатов выход из финансовых и политических затруднений,
король согласился на увеличение в них представительства

51

от третьего сословия (до 600 человек), тогда как духовенст-
во и дворянство по-прежнему посылали по 300 делегатов.

Изменение в количественном составе депутатов пред-
полагалось нейтрализовать сохранением старого порядка
голосования по сословиям. Но уже в мае 1789 г. после от-
крытия Генеральных штатов делегаты третьего сословия, к
которым примкнула часть делегатов от других сословий,
проявили неповиновение королю. Они потребовали прове-
дения не сословных, а совместных заседаний с принятием
решений на основе большинства голосов всех депутатов
Генеральных штатов.

За процедурным конфликтом, в ходе которого депута-
ты третьего сословия отказались идти на уступки королев-
ской власти, скрывался решительный вызов абсолютизму.

Еще в брошюре Сиейеса говорилось о необходимости
принятия конституционных, основных законов Франции.
Единодушное требование принятия конституции содержа-
лось в большинстве наказов депутатам Генеральных шта-
тов. В некоторых из них даже предусматривалось, что при-
нятие конституции должно предварять решение финансо-
вых вопросов, которые ставились королевским правитель-
ством. Рассматривая себя в качестве представителей всей
нации, мятежные депутаты организовались сначала в На-
циональное (17 июня 1789 г.), а затем (9 июля 1789 г.) в
Учредительное собрание. Этим подчеркивалось его превра-
щение в бессословный, единый и неделимый общенацио-
нальный орган, который поставил перед собой революцион-
ную цель: определить основы нового, конституционного строя
для Франции.

Решительные действия вождей третьего сословия увен-
чались успехом потому, что они выражали преобладающие
политические настроения в стране и в критический момент
были поддержаны революционным выступлением широких
народных масс. В ответ на планы короля Людовика XVI
разогнать Учредительное собрание народ Парижа 14 июля
1789 г. поднялся на восстание, которое ознаменовало собой
начало революции и одновременно стало концом многовеко-
вого абсолютистского правления.

По всей стране восставший народ смещал королевскую
администрацию, заменяя ее выборными органами - муни-
ципалитетами, в которые вошли наиболее авторитетные
представители третьего сословия. Потеря королевской вла-

52

стью способности контролировать политические события,
развертывавшиеся по всей стране помимо ее воли, привела
к превращению французского государства из абсолютной
монархии в своего рода "революционную монархию".

На первом этапе революции (14 июля 1789 г. - 10 авгу-
ста 1792 г.) власть во Франции оказалась в руках группы
наиболее активных депутатов - Лафайет, Сиейес, Барнав,
Мирабо, Мунье, Дюпор и др., выступавших в Генеральных
штатах от имени французского народа и именем револю-
ции. Объективно они отражали интересы крупной буржуа-
зии и либерального дворянства. Они стремились сохранить
монархию, подвести под пошатнувшееся здание старой го-
сударственности прочный фундамент конституционализма.
В связи с этим вожди третьего сословия в Учредительном
собрании получили название конституционалистов.

Конституционалисты имели своей главной и непосред-
ственной политической целью достижение компромисса с
королевской властью, но при этом постоянно испытывали
на себе "воздействие улицы" - революционно настроенных
масс. Таким образом, основным содержанием первого пе-
риода революции стала напряженная и затяжная борьба
Учредительного собрания с королевской властью за кон-
ституцию, за сокращение традиционных королевских пре-
рогатив, за утверждение конституционной монархии.

Под воздействием все более втягивавшихся в револю-
ционный процесс масс населения конституционалисты осу-
ществили через Учредительное собрание ряд антифеодаль-
ных преобразований, разработали важные демократические
документы.

Декларация прав человека и гражданина 1789 г.
С первых же дней революции Национальное, а затем Учре-
дительное собрание занялось разработкой конституции и
определением принципов организации новой государствен-
ной власти, в связи с чем были образованы специальные
конституционные комиссии. Важной вехой на пути станов-
ления французского конституционализма явилось торже-
ственное провозглашение 26 августа 1789 г. Декларации прав
человека и гражданина. В этом документе формулирова-
лись важнейшие государственно-правовые требования ре-
волюционно настроенного третьего сословия, выступавшего
в это время еще единым фронтом в конфликте с королем и
со всем старым режимом. .>>^.-<у. , . :.^, .^>

53

На содержание декларации, выдержанной в духе есте-
ственно-правовой концепции, существенное влияние оказа-
ли идеи французских просветителей XVIII в., а также Дек-
ларация независимости США. Авторы французской Декла-
рации (Лафайет, Мирабо, Мунье, Дюпор) рассматривали
человека как существо, от природы наделенное естествен-
ными и неотчуждаемыми правами ("люди рождаются и ос-
таются свободными и равными в правах" - ст. 1). Именно
"забвение прав человека", пренебрежение к ним являются,
по мнению авторов Декларации, "причинами общественных
бедствий и пороков правительств".

В число естественных прав, перечень которых отли-
чался от того, какой был предусмотрен в Декларации не-
зависимости США, включались свобода, собственность,
безопасность, сопротивление угнетению (ст. 2). Поставив
на первое место в перечне естественных прав человека сво-
боду и собственность, декларация воплотила известную
мысль Вольтера: "Свобода и собственность - вот крик
природы". В концепции естественных прав, претендующих
на универсальное выражение природы человека, реализо-
вывались не только общедемократические устремления
народных масс, но и специфические интересы буржуазии,
закреплялись важнейшие отношения формирующегося ка-
питалистического общества. Так, свобода, сформулирован-
ная в ст. 4 в духе господствовавших в то время индивидуа-
листических концепций, переводилась на юридический
язык как возможность "делать все, что не приносит вреда
другому".

Идея свободы была, несомненно, центральной и самой
демократической идеей декларации. Она не сводилась лишь
к политической свободе, а означала в конечном счете более
широкое понимание свободы человека и гражданина как
свободы предпринимательства, свободы передвижения, сво-
боды религиозных убеждений и т. д. Собственность также
рассматривалась авторами декларации в абстрактно-инди-
видуалистическом духе и была единственным естественным
правом, которое объявлялось в этом документе "неприкос-
новенным и священным". Незыблемость частной собствен-
ности была гарантирована: "Никто не может быть лишен ее
иначе, как в случае установленной законом несомненной об-
щественной необходимости", причем лишь на условиях
справедливого и предварительного возмещения" (ст. 17).

54

Стремление защитить имущественные интересы граждан
нашло свое отражение в статьях 13, 14, в которых запреща-
лись произвольные королевские поборы (в том числе на со-
держание вооруженных сил) и устанавливались общие прин-
ципы налоговой системы (равномерное распределение об-
щих взносов, взимание их лишь с согласия самих граждан
или их представителей и т. д.). В декларации была осущест-
влена своеобразная "национализация" государственной вла-
сти, которая не рассматривалась уже как основанная на
"собственном праве короля", а трактовалась как выраже-
ние национального суверенитета ("источник суверенитета
зиждется по существу в нации" - ст. 3). Любая власть в
государстве, в том числе и королевская, могла проистекать
только из этого источника. Она рассматривалась как произ-
водная от воли нации. Общество имело право требовать от-
чета от каждого должностного лица по "вверенной ему час-
ти управления" (ст. 15).

Закон рассматривался как "выражение общей воли" (ст.
6), причем подчеркивалось, что все граждане имеют право
участвовать лично или через своих представителей в его
образовании. Здесь же провозглашалось, что всем гражда-
нам "сообразно их способностям" в равной мере открыт дос-
туп ко всем государственным должностям. По существу это
означало отказ от феодального принципа закрытости госу-
дарственного аппарата для представителей третьего сосло-
вия и обоснование одинаковой доступности государствен-
ных должностей "ввиду их равенства перед законом". Дек-
ларация провозглашала ряд первостепенных для закрепле-
ния демократического строя политических прав и свобод
граждан ("право высказываться, писать и печатать свобод-
но" - ст. 11; "право выражать свои мнения, в том числе
религиозные" - ст. 10).

Одной из основных идей Декларации 1789 г., не утра-
тивших своего прогрессивного значения и сегодня, была идея
законности. Выступая против произвола королевской вла-
сти, конституционалисты принимали на себя обязательство
построить новый правовой порядок на "твердой основе за-
кона". В эпоху абсолютизма и подавления личности право
базировалось на принципе: "Только то дозволено, что раз-
решается". Согласно же ст. 5 Декларации, все, "что не вос-
прещено законом, то дозволено", и никого нельзя принуж-
дать к действию, не предусмотренному в законе.
Депутаты Учредительного собрания ясно представля-
ли себе, что без гарантий неприкосновенности личности не
могло быть и речи о безопасности, объявленной одним из
естественных прав человека, а тем самым и о свободном
пользовании имущественными и политическими правами. '
Именно поэтому в ст. 8 четко формулировались принципы
новой уголовной политики: "Никто не может быть наказан
иначе, как в силу закона, надлежаще примененного, издан-
ного и обнародованного до совершения правонарушения".
Эти принципы позднее были выражены в классических
формулах: пи11ит сптеп, пи11а роепа зте 1ее (нет престу-
пления и наказания без указания на то в законе), "закон не
имеет обратной силы".

Обязанность государства обеспечить безопасность сво-
их граждан определяла также и процессуальные формы
защиты личности. Никто не мог подвергнуться обвинению
или быть арестованным иначе, как в случаях и при соблю-
дении форм, предписанных законом (ст. 7). В ст. 9 указыва-
лось, что любое лицо предполагается невиновным, пока не
установлено обратное. Таким образом, действовала презумп-
ция невиновности в противовес средневековым представле-
ниям о виновности подозреваемого. С другой стороны, каж-
дый гражданин, "задержанный в силу закона, должен бес-
прекословно повиноваться". Сопротивление властям в та-
ких случаях влекло за собой ответственность.

Идея законности получила свое закрепление и в виде
общих принципов организации государственной власти, и
прежде всего в разделении властей. Согласно ст. 16 "обще-
ство, в котором не обеспечено пользование правами и не
проведено разделение властей, не имеет конституции".

Декларация 1789 г. имела большое значение не только
для Франции, но и для всего мира, поскольку она закрепля-
ла основы передового для своей эпохи общественного и го-
сударственного строя, определяла устои нового правопоряд-
ка. Сами ее создатели полагали, что составили документ
"Для всех народов и на все времена".

При всем своем ясно выраженном политико-юридиче-
ском содержании декларация не имела нормативно-право-
вой силы. Она была лишь исходным документом революци-
онной власти, стремившейся установить конституционный
Строй. Поэтому многие ее положения носили программный
характер и не могли быть немедленно реализованы на прак-

56

тике в условиях Франции конца XVIII в., только вступаю-
щей на путь создания гражданского общества и утвержде-
ния политической демократии. Опираясь на положения дек-
ларации и используя оказавшуюся в их руках государст-
венную власть, конституционалисты под влиянием широ-
ких народных масс провели ряд важных антифеодальных и
демократических преобразований. В условиях развертываю^
щейся крестьянской революции Учредительное собрание еще
декретами 4-11 августа 1789 г. торжественно заявило, что
оно "окончательно упраздняет феодальный порядок". Од-
нако безвозмездно уничтожались лишь личные или крепо-
стные повинности крестьян, а также такие второстепенные
феодальные институты, как сеньориальное право охоты и
разведения кроликов на крестьянских землях. Основная
масса феодальных повинностей, связанных с землей (веч-
ные земельные ренты, всякого рода и происхождения, как
натуральные, так и денежные), должна была выкупаться
крестьянами. Декретом о феодальных правах (15 марта 1790 г.)
собрание расширило круг земель и поземельных обремене-
нии, которые подлежали выкупу крестьянами. Предвидя
вероятную неудовлетворенность крестьянства и бедноты
Франции слишком умеренным подходом к решению аграр-
ной проблемы, ставшей в ходе революции ключевой, Учре-
дительное собрание 10 августа 1789 г. приняло специальный
Декрет о подавлении беспорядков. Этим декретом местным
властям предписывалось "наблюдать за сохранением обще-
ственного спокойствия" и "разгонять все мятежные сбори-
ща как в городах, так и в селах".

Последовавшими за принятием декларации законода-
тельными актами Учредительное собрание национализиро-
вало церковное имущество и земли духовенства (Декрет от
24 декабря 1789 г.), которые были пущены в распродажу и
попали в руки крупной городской и сельской буржуазии.
Французская католическая церковь, получившая новое гра-
жданское устройство, выводилась из подчинения Ватикану.
Священники приносили присягу на верность французскому
государству и переходили на его содержание. Церковь по-
теряла свое традиционное право регистрировать акты
гражданского состояния. Учредительное собрание отменило
сословные деления и цеховой строй, а также феодальную
систему наследования (майорат). Оно упразднило старые
феодальные границы и ввело во Франции единообразное

57

административно-территориальное деление (на департамен-
ты, дистрикты, кантоны, коммуны).

Однако конституционалисты, настроенные на компро-
мисс с королем Людовиком XVI и дворянством, исповедо-
вавшие политическую умеренность и осмотрительность, не
останавливались перед принятием жестких законодатель-
ных мер, направленных против революционно настроенных
масс. Так, была продолжена серия декретов против "беспо-
рядка и анархии", а также против подстрекательства к не-
повиновению законам (Декрет от 18 июня 1791 г.). Еще в
большей степени недоверие конституционалистов к просто-
му народу, особенно к низам общества, проявилось в Декре-
те от 22 декабря 1789 г., в котором предусматривалось во-
преки провозглашенной идее равенства деление французов
на активных и пассивных граждан. Только первым предос-
тавлялось право голоса, вторые этого права были лишены.
Согласно закону активные граждане должны были удовле-
творять следующим условиям: 1) быть французом, 2) дос-
тичь двадцатипятилетнего возраста, 3) проживать в опре-
деленном кантоне не менее 1 года, 4) уплачивать прямой
налог в размере не меньше трехдневной заработной платы
для данной местности, 5) не быть слугой "на жалованье".
Подавляющая часть французов не удовлетворяла этим ква-
лификационным требованиям и попадала в разряд пассив-
ных граждан.

Антидемократические положения были включены и в
закон Ле Шапелье 1791 г., формально направленный против
феодальных корпораций и цеховых объединений, но прак-
тически запрещавший рабочие союзы, собрания и стачки.
Нарушители закона подвергались штрафу до 1 тыс. ливров
и тюремному заключению.

Конституция 1791 г. Самым главным итогом первого
этапа революции и деятельности Учредительного собрания
явилась Конституция, окончательный текст которой был со-
ставлен на основе многочисленных законодательных актов,
имевших конституционный характер и принятых в 1789-
1791 гг. Из-за противодействия со стороны короля она была
утверждена лишь 3 сентября 1791 г., а через несколько дней
король присягнул на верность Конституции.

Несмотря на свой противоречивый характер, Конститу-
ция представляла собой новый шаг на пути закрепления сло-
жившихся за два года революции политико-правовых поряд-


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022