ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Алфавитный указатель по авторам книг

> Книги по рубрикам >
Книги > К > ГОСУДАРСТВО И ПРАВО: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА - Калининград, 2002,

Алфавiт по авторам :
| 1 | 2 | 6 | 8 | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я |


ГОСУДАРСТВО И ПРАВО: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА - Калининград, 2002,

ПРЕДЕЛЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ УЧАСТНИКАМИ ГРАЖДАНСКОГО ОБОРОТА (М.Г. Ерохина)


В статье идет речь о злоупотреблении правом (так называемой шикане) в отношениях с участием органов государства; приводятся и анализируются примеры из практики.

 

Как известно, в гражданском праве субъекты гражданско-правовых отношений обладают равенством. Признание равенства участников регулируемых гражданским законодательством отношений является одним из исходных принципов системы гражданского законодательства и гражданского права.

Граждане, юридические лица, Российская Федерация как самостоятельный субъект, субъекты РФ, а также муниципальные образования, участвуя в гражданско-правовых отношениях, своими действиями создают себе гражданские права и обязанности.

Универсальность принципа равенства сторон состоит еще и в том, что органы РФ или субъектов РФ, действуя от имени государства или от имени субъекта РФ, не имеют каких-либо материальных и процессуальных преимуществ по отношению к другим участникам гражданского оборота. Участвуя в имущественных отношениях, Российская Федерация и ее субъекты, безусловно, должны действовать добросовестно. Я целиком и полностью разделяю мнение Л.В. Щенниковой [1], которая считает, что главным принципом в цивилизованном гражданском обществе выступает принцип фидуциарности, или доверительности.

Статья 10 ГК РФ устанавливает, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Понятие злоупотребления правом законодатель не дает, поэтому можно привести мнение В.П. Грибанова, который рассматривал злоупотребление правом (шикану) как «особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении принадлежащего ему права, связанный с использованием конкретных форм в рамках дозволенного общего типа поведения» [2, с. 68]. Как указывает Н.И. Клейн [3, с. 31], классический пример шиканы – постройка гражданином забора с единственной целью: преградить соседу близкий путь к его участку. В этом нет нарушения закона, однако с позиции закона намерение причинить вред другому лицу предосуди­тельно.

В то же время следует отметить, что правонарушение – это всегда неправомерное деяние. Однако лицо может злоупотребить правом, действуя правомерно – например, используя свое право защищать собственные права и охраняемые законом интересы путем обращения в суд.

Злоупотребление правом может иметь место и тогда, когда участником гражданских правоотношений (стороной в договоре) является государство или субъект федерации. Порой соответствующие органы этих субъектов, чтобы избежать гражданско-правовой ответственности или обращения взыскания, к примеру на заложенное имущество, прибегают к такому способу, как признание сделки недействительной, или обращаются в суд с иском о применении последствий недействительной сделки.

Так, агропромышленный комитет Калининградской области, затем преобразованный в управление сельского хозяйства, выступил залогодателем по кредиту, полученному коммерческой фирмой «А», в коммерческом банке. В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору был заключен договор залога между банком и управлением сельского хозяйства. Предметом залога являлась сельскохозяйственная техника, закупленная управлением сельского хозяйства по внешнеторговому контракту и переданная для использования в сельскохозяйственные предприятия области. Оставив за рамками настоящей статьи правовую природу отношений между сельхозпроизводителями и АПК (управлением сельского хозяйства), отметим, что на передачу в залог имущества, являющегося собственностью субъекта федерации, было получено согласие Комитета по управлению имуществом области. Так как кредит своевременно возвращен не был, банк обратился с иском в Арбитражный суд. В исковом заявление содержалось требование взыскать с должника сумму долга по кредиту, а также требование об обращении взыскания на заложенное имущество третьего лица. Суд вынес решение взыскать указанную денежную сумму с должника, однако отказал в удовлетворении требования об обращении взыскания на имущество, так как учреждение, каковым является управление сельского хозяйства, не вправе распоряжаться переданным ему имуществом. Апелляционная инстанция, кассационная инстанция, а затем и Высший арбитражный суд оставили решение в силе. Попробуем разобраться в этой ситуации.

В решении суда первой инстанции указано, что все имущество, находящееся в пользовании агропромышленного комитета, а в настоящее время Управления сельского хозяйства и продовольствия было закреплено за данным юридическим лицом на праве оперативного управления. Агропромышленный комитете, как сторона по договору залога, не вправе был распоряжаться имуществом, заведомо ему не принадлежащим (ст. 298 ГК РФ). Действуя добросовестно и правомерно, агропромышленный комитет был не вправе заключать договор залога. Что это – злой умысел или сознательное введение в заблуждение другой стороны? Другая сторона (банк), в свою очередь, исходила, во-первых, из презумпции добросовестности участников гражданско-правовых отношений, во-вторых, проверила правоспособность залогодателя (учредительные документы), а также заручилась согласием Комитета по управлению госимуществом области.

Интересные выводы содержатся в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (дело №2404) [4] от 25 сентября 2001 года: «Агрокомитет не вправе был распоряжаться имуществом, находящимся в собственности Калининградской области как субъекта федерации, поскольку в соответствии со ст. 125 ГК РФ от имени субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Ни положением об агрокомитете, ни Законом Калининградской области “О государственной собственности Калининградской области” полномочий по распоряжению имуществом, принадлежащим на праве собственности Калининградской области, путем передачи его в залог, агрокомитету не предоставлено». Однако агрокомитет – структурное подразделение органа исполнительной власти, каковым является администрация области, и, безусловно, он действовал с ведома и согласия администрации (выше уже говорилось о том, что разрешение Комитета по управлению имуществом области, т.е. лица, распоряжающегося имуществом субъекта федерации, было получено). Понятно, что действовать от своего имени с согласия собственника и действовать от имени собственника – это «две большие разницы». Однако нельзя не отметить, что агропромышленный комитет в данной ситуации не принимал самостоятельных решений, а действовал как орган исполнительной власти.

Безусловно, в данном случае вопрос перешел из плоскости частно-правовых отношений в плоскость публично-правовых. В прессе появились публикации о «разбазаривании госимущества» и о коммерческом банке, который хочет отобрать у фермеров сельскохозяйственную технику. Дело можно рассматривать как политическое, хотя формально решения всех судов основаны на законе.

Государственные органы, преследуя свои интересы, сначала заключили договор залога, а затем сделали все, чтобы признать его недействительным. В приведенном примере залогодатель, отстаивая свои имущественные интересы, стал обосновывать недействительность договора, ссылаясь на статус залогодателя как учреждения. Однако такой же статус был у него и при заключении договора залога (несмотря на смену вывески). А как же добросовестность участников гражданского оборота и принцип равенства сторон? Нравственный закон, распространяющийся на участников гражданского оборота, не должен позволять одному из участников безосновательно обогащаться или сберегать свое имущество за счет другой стороны со ссылкой на букву закона. Так как в российском праве отсутствует прецедент, арбитражный суд, разрешая спор, должен индивидуализировать каждое дело и бороться с любым способом злоупотребления правом.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Щенникова Л.В. Злоупотребление правом (Дух и буква закона) // Законодательство. 1999. №5.

2. Грибанов В.П. Пределы осуществления защиты гражданских прав. М., 1992.

3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Ч. 1 / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997.

4. Архив Арбитражного суда Калининградской области.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022