ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Алфавитный указатель по авторам книг

> Книги по рубрикам >
Книги > К > ГОСУДАРСТВО И ПРАВО: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА - Калининград, 2002,

Алфавiт по авторам :
| 1 | 2 | 6 | 8 | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я |


ГОСУДАРСТВО И ПРАВО: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА - Калининград, 2002,

ПРАВОВОЕ ПООЩРЕНИЕ КАК НЕОТЪЕМЛЕМЫЙ ЭЛЕМЕНТ СВОБОДНОГО ОБЩЕСТВА И СТИМУЛ ЕГО РАЗВИТИЯ (Н.А. Гущина)


Статья посвящена исследованию поощрительных норм как правовых средств достижения компромисса между необходимостью, возможностью и требованиями гуманности в целях противодействия насилию, принуждению.

 

Построение в России правового государства и формирование демократического гражданского общества предполагают расширение свободы личности, стимулирование социально полезной деятельности граждан, повышение их политической и правовой активности.

В условиях господства командно-административных методов управления обществом в сознании людей сложился стереотип поведения, ограниченный рамками «команды». Правовые средства не допускали (либо допускали в ничтожно малых пределах) самоопределение субъектов. Преимущественно государство устанавливало вариант поведения, закрепляя за собой возможность принудительного проведения его в жизнь. Фактически действия личности лишались внутренней мотивации, сознательной активности, за всех решало само государство. Сложившаяся административно-командная система управления и соответствующая ей правовая система препятствовали развитию свободы личности. В условиях тоталитарного режима закреплялась ценность права для государства, а не для человека. Правовое поощрение по понятным причинам не могло занять достойное место в ряду правовых средств воздействия на общественные процессы.

Развертывание реформаторских процессов в России, связанных со сменой социально-экономического и политического строя, объективно обусловили изменение характера правового регулирования.

Суть нового в правовом регулировании заключается в переходе от преобладания предписывающих «запретительных» и «наказательных» тенденций (которые и сегодня продолжают сохранять существенное значение) к компонентам права, обеспечивающим свободу людей, возможность действовать инициативно, самостоятельно, не ограничиваясь требованиями «команды», исходящей от государства. Поощрительные нормы ориентируют личность не на простое соблюдение правовых требований, а на осознанное, активное поведение, стремление превзойти, перекрыть тот позитивный результат, который государство стремится достичь в той или иной сфере общественной жизни.

Социальная ценность поощрительных норм состоит в том, что они снимают ограничения, сдерживающие позитивную активность личности, предоставляя ей свободу действовать по своему усмотрению. Со стороны государства отсутствует «право требования» действовать определенным образом. Государство лишь заинтересовывает субъекта выгодностью последствий, которые могут наступить в результате достижения желаемого результата.

Регулирующее воздействие на общественные отношения посредством поощрительных норм оказывает не столько государство, сколько сама личность, обладающая более широкими возможностями для принятия собственных решений, в которых проявляется ее воля, интересы и потребности. Избранное решение облекается в «личную норму» поведения субъекта и реализуется в правомерном поведении, что делает правовую систему более гибкой, не навязанной извне.

Юридическая оригинальность поощрительных норм состоит в том, что гражданам и их коллективам предоставлен более широкий простор для свободного активного поведения. Возможность добиваться или не добиваться указанного в норме результата, а значит, государственного поощрения – добровольное дело субъекта. Лицо не обязывается, а побуждается к достижению общеполезного результата. Государство возлагает на себя обязанности содействовать реализации поощрительных норм, создавать для этого необходимые условия, устранять препятствия, сдерживающие их реализацию, а также применять поощрение при достижении соответствующего результата.

Правовой аспект свободы личности находит свое выражение не только в нормах объективного права, но и в субъективных правах, в которых свобода личности приобретает конкретное бытие. В природе субъективного права выделяют: свободу выбора личностью своего поведения; меру свободного выбора, закрепленную в юридических нормах, определяющих объективно возможные пределы в соответствии с общественными возможностями [1, с. 201]. В рамках поощрительного правоотношения субъективное право на общеполезные действия, которые могут заслуживать поощрения, дополняются правом на его получение в случае достижения предполагаемого результата.

В поощрительных нормах права закреплена более широкая возможность автономного поведения участников регулируемого поведения, выраженная в предоставлении субъекту права самому определить необходимость и возможность осуществления определенного поведения исходя из конкретных жизненных условий. Важно не забывать, что свободное развитие каждого человека является непременным условием свободного развития всего общества. Расширение свободы личности закономерно приводит к развитию прогрессивных возможностей всей социальной общности. Это значение поощрительных норм можно считать одним из важнейших завоеваний цивилизованного общества, соответствующих прогрессивной тенденции его развития. В этом проявляется специфичность их социального назначения.

Стимулируя позитивное социально-активное поведение, поощрительные нормы формируют своеобразный механизм их реализации, не связанный с приведением в движение дорогостоящего государственного репрессивного аппарата. Суть демократизации в правовой сфере как раз и сводится к тому, чтобы создать механизмы стимулирования правомерного поведения средствами, исключающими принуждение, расширив возможности добровольного выполнения правовых норм.

Особенностью поощрительных норм является то, что они способны проявить свои качества стимулирующих начал только в рамках целостной системы обязывающих, дозволяющих и запрещающих норм, через которые поощрение отражает все проявления нормативности. Из этого следует, что при анализе каждой отдельной поощрительной нормы необходимо учитывать связи со многими другими юридическими нормами.

Поощрительные нормы в российском праве образуют компактную группу юридических норм, представляющих собой самостоятельную разновидность. Здесь речь идет о таком правовом феномене, который близок к пониманию всей ценности права, но неизменно включает человека и его активную деятельность. Поощрительную норму можно определить как правило поведения субъектов права, состоящее в добросовестном выполнении правовых и общественных обязанностей либо достижении результатов, превосходящих обычные требования, контролируемые государством путем применения соответствующих мер поощрения.

В юридической науке поощрительные нормы рассматриваются в различных ипостасях. Одни авторы признают их в качестве самостоятельного вида [2; 3; 4; 5], другие, ссылаясь на то, что диспозиция поощрительной нормы имеет много общего с диспозицией управомочивающей нормы, относят их к управомочивающим нормам либо признают их разновидностью [6; 7; 8].

Чтобы определить «статус» поощрительных норм в российском праве, необходимо рассматривать проблему классификации юридических норм не только в формально-логическом плане, преследуя лишь цель создания логически стройных, исчерпывающих делений юридических норм на виды, важно среди разнообразных делений на первое место выдвинуть те, «которые выражают существенные особенности права как регулятора общественных отношений и, следовательно, позволяют глубже и полнее понять его черты, его действие» [9, с. 233]. Поощрительные нормы необходимо рассматривать в контексте ценности права для человека, утверждения его в качестве автономной личности.

С таких позиций, на наш взгляд, можно решить вопрос о выделении поощрительных норм как самостоятельного вида. В качестве классификационного критерия можно взять различный уровень свободы усмотрения субъектов регулируемого нормой права отношения относительно выбора варианта поведения, а также пределов и возможностей этого выбора.

Разумеется, упомянутое основание классификации выражается в особенностях способа воздействия юридической нормы, однако оно по-разному проявляется в конкретных особенностях воздействия каждого из ранее сложившихся видов правовых норм.

Так, в случае воздействия на общественные отношения обязывающей нормы, возлагающей на субъекта обязанности совершать действия определенного содержания, возможность и необходимость подобного поведения устанавливает государство. И все же в рамках обязывающей нормы субъект обладает известной самостоятельностью, своими действиями он может «перекрыть» требуемый стандарт поведения. Выполнение подобных действий заслуживает одобрения и поощрения. Избираемый вариант поведения определяет для себя сам субъект независимо от государства.

Наибольшей самостоятельностью, автономностью обладают субъекты в рамках дозволительных (управомочивающих) норм, предоставляющих субъекту право с положительным содержанием, т.е. предоставляющих субъекту юридически обеспеченную возможность совершать те или иные действия. Здесь возможность и необходимость определенного поведения определяет не только государство, но и сами субъекты. Субъективное право не сводится лишь к «праву требования», а имеет свое положительное содержание, которое должно реализовываться на завершающей стадии.

Подобные широкие возможности автономного поведения участников регулируемого поведения предусмотрены в поощрительных нормах права. Эти возможности открывают простор для свободного индивида в выборе варианта поведения. При этом достигать указанного в поощрительной норме результата или нет – сугубо добровольное дело субъекта. Со стороны государства отсутствует «право требования» желаемого поведения. Напротив, государство создает необходимые условия, устраняет препятствия, сдерживающие его достижение. Субъективное право на полезные действия дополняется правом на получение государственного поощрения в случае достижения предполагаемого результата. Такая свобода активного поведения свойственна только поощрительным нормам. Справедливо отмечается в литературе, что «в отличие от обычной обязывающей или запрещающей нормы, где диспозиция становится командой “действуй так-то”, поощрительная норма лишь предоставляет право достигнуть поощряемого результата» [10, с. 51].

Поскольку право на совершение активных действий предусмотрено управомочивающей нормой, то поощрительные нормы иногда рассматривают как их разновидность [11, с. 81]. Объясняют это положение тем, что субъекту предоставляется право, но лишь тогда, когда он сам создал для этого основание.

В данном случае возникает вопрос: о каком праве идет речь? Не думается, что здесь имеется в виду право совершать определенные действия. Вероятнее всего, здесь идет речь о праве на государственное поощрение. В подобном случае поощрительная норма, если она является разновидностью управомочивающих норм, то ее содержание должно рассматриваться только как правомочие субъекта получать или не получать заслуженное поощрение. Думается, что здесь упускается из вида главный момент: почему субъект создает (или может создать) основание для применения к нему поощрения. Видимо, только потому, что он следует указанному в норме варианту поведения. И это следование является результатом воздействия на него конкретного поощрительного правового стимула.

Выступая в качестве юридического стимула, правовое поощрение определяется как «форма и мера юридического одобрения заслуженного поведения, в результате чего субъект вознаграждается, для него наступают благоприятные последствия» [12, с. 139]. А заслуженным оно признается в случае «сверхисполнения» субъектом своих обязанностей либо достижения им общепризнанного полезного результата.

Поощрительные нормы, содержащие форму и меру юридического одобрения заслуженного правомерного поведения, специально предназначены для стимулирования и применения государственного поощрения при достижении соответствующего результата.

Взятая в отдельности любая поощрительная норма представляет собой некую правовую модель поведения, позволяющую обеспечить достижение консенсуса между всеобщим и собственным интересом личности и требованиями закона на основе общепринятых гуманистических принципов, и в первую очередь абсолютного уважения человека, его прав и свобод. Поощрительные нормы права можно рассматривать как юридическую гарантию реализации обязанности государства по обеспечению свободы личности.

В целях усиления гарантий по обеспечению права на поощрение необходимо ввести юридическую ответственность должностных лиц за неисполнение юридической обязанности (предусмотренной законом) применить поощрение при наличии заслуженного поведения. Если обязанный субъект будет знать, что единственным неблагоприятным для него последствием станет принудительное исполнение того, что он должен был сделать, но не сделал, то вряд ли в будущем он удержится от повторного неисполнения. Юридическая ответственность как раз и призвана исключить на будущее отказы от неисполнения обязанности. Именно поэтому юридическая ответственность устанавливается таким образом, чтобы субъект испытывал воздействие неблагоприятных последствий за неисполнение в срок надлежащим образом установленной обязанности.

Поощрительные нормы характеризуются единством. Совокупность взаимосвязанных по предметно-функциональному признаку правовых норм, регулирующих отношения по установлению и применению мер государственного поощрения, составляет комплексный межотраслевой институт правового поощрения. Сегодня вряд ли можно назвать хотя бы одну отрасль права, где не было бы поощрительных норм права. Сфера их действия значительно расширена.

Институт правового поощрения можно рассматривать не только как составную часть российской правовой системы, но и как элемент международного гуманитарного права, призванного обеспечить достижение компромисса между необходимостью, возможностью и требованиями гуманности в целях противодействия насилию, принуждению. Дальнейшее развитие института правового поощрения расширяет объективные основы международного сотрудничества в области гуманитарного права.

Сегодня человечество осознало необходимость формирования правового государства и свободного гражданского общества, в котором центральное место занимают гуманистические ценности, и в первую очередь – свобода личности. Социальным назначением поощрительных норм как раз и является формирование свободной личности, развитие и повышение ее позитивной социальной активности в различных сферах жизнедеятельности общества.

Думается, переориентация правового регулирования на стимулирующие поощрительные начала – это одно из направлений в реформировании системы российского права и необходимая юридическая предпосылка формирования высокодуховного общества, а вместе с ним и правового государства.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Чхиквадзе М. Социалистический гуманизм и права человека. М., 1978.

2. Бабаев В.К. Теория государства и права. М., 1999.

3. Байтин М.И. Нормы права // Теория государства и права. М., 2000.

4. Баранов В.М. Поощрительные нормы советского социалистического права. Саратов, 1978.

5. Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. М., 1999.

6. Проблемы теории государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1999.

7. Марксистко-ленинская теория. Социалистическое право. М., 1973.

8. Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение (понятие, регулирование, последствия). Томск, 1985.

9. Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций: В 2 т. Т. 1. Свердловск, 1972.

10. Петров Г.М. Поощрения в государственном управлении. Ярославль, 1993.

11. Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение (понятие, регулирование, последствия). Томск, 1985.

12. Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве // Правоведение. 1998. №3.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022