ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Алфавитный указатель по авторам книг

> Книги по рубрикам >
Книги > Ф > Главные течения в истории науки уголовного права в России. - Фельдштейн Г.С., Ярославль, 1909

Алфавiт по авторам :
| 1 | 2 | 6 | 8 | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я |


Главные течения в истории науки уголовного права в России. - Фельдштейн Г.С., Ярославль, 1909

V. Эклектики Теодор Баузе.


Мы наметили те пути, по которым протекала в XVIII в. разработка уголовного права в России. Мы видели, как исторические условия роста русской уголовной юриспруденции с необходимостью удерживали ее на пути практического изучения делопроизводства, с одной стороны, и толкали, с другой, на дорогу заимствования западноевропейских теоретических конструкций. Оба эти пути привели русскую криминалистику еще во вторую половину XVIII в. к попыткам догматического характера, более или менее неудачным. Одновременно с этим не было, однако, недостатка и в опытах эклектического характера, стремившихся примирить все эти направления и подчеркнуть в изучении догмы ее историю.
С такой эклектической задачей правоведение выступает весьма ярко у проф. Московского университета Теодора Баузе. Для получения более отчетливого представления о том, что давал этот ученый в течение долгих лет своего преподавания в Московском университете (1782-1811), нам придется прибегнуть к восстановлению читавшегося им на основании сравнительно небольшого числа данных*(735).
Главным предметом преподавания Теодора Баузе*(736) было римское право*(737). Дошедшие до нас труды его не носят, однако, специального характера. Речь, произнесенная им в год его вступления в Московский университет 25 ноября 1782 года, представляет собой значительный интерес, как попытка изложения взглядов на задачи юриспруденции вообще*(738) и уголовной в частности. В этом труде проф. Баузе дает себя сильно чувствовать влияние эклектизма Гейнекция и его стремления к гуманитарному образованию юриста.
Теодор Баузе различает юриспруденцию теоретическую и практическую.
Теоретическая юриспруденция может быть философской и исторической или естественной и положительной. Первая включает в себя право естественное и народное "jus naturae et gentium", право государственное, этику и политику, а юриспруденция положительная - право гражданское в собственном смысле, "jus civile proprie sic dictum" и все виды положительного права, как божественного, так и человеческого, вытекающие из него, как из своего источника.
Практическая юриспруденция имеет своей целью приложение предписаний закона "praecepta" и общих теоретических начал "principia universalia" к единичным случаям и проявляется в разнообразных формах заключений, постановлений, указаний и пр.*(739)
Для полного понимания этого расчленения правоведения важно обратиться к источнику, откуда черпал Т. Баузе и, прежде всего, к трудам Иог. Гот. Гейнекция*(740).
Здание естественного права Гейнекций возводит на началах моральной философии*(741). В соответствии с тем принципом добра, который он полагает в основании этики, Гейнекций различает добрые и злые действия*(742) и в естественном праве видит "complexio legum ab ipso Deo immortali generi humano per rectam rationem promulgatarum"*(743). В связи с этим естественное право представляется Гейнекцию неизменяемым*(744). Так как естественное право "ius naturae", думает далее Гейнекций, обнимает законы, которые продиктованы роду человеческому "per rectam rationem", а люди входят в соотношение между собою как отдельные особи или как соединения людей, то должно различать: "ius, quo singulorum actiones reguntur, naturale" и "ius gentium", которое "est ipsum ius naturale, vitae hominis sociali negotiisque societatum atque integrarum gentium adplicatum"*(745). Дальнейшее различие объектов подсказывает новый член этой схемы "ius publicum" - право государственное. Определяя этику как "scientia, ostendens rationem, ad summum bonum eiusque fruitionem perveniendi" и отграничивая ее от права, Гейнекций считает ее тем не менее началом, положенным в основание естественного права*(746). Мало того, так как этика тесно связана с практической философией, то она, естественно, дополняется другими частями этой последней - политикой и экономикой*(747). Вся эта схема Гейнекция воспроизводится Т. Баузе в его понимании "jus naturae et gentium, jus publicum, ethicem et politicam"*(748). По дошедшим до нас сведениям, сообщаемым митроп. Евгением, Т. Баузе вводил в круг своих занятий и экономику*(749), по которой оставил труды, приведенные в полный порядок и вполне приготовленные к печати*(750).
В области юриспруденции положительной Т. Баузе различает "praeter jus civile proprie sic dictum, omnia juris arbitrarii seu positivi, cum divini, tum humani, capita atque genera, quae ex illis (т. е. jus naturae et gentium, jus publicum, Ethica et Politica) tanqnam ex fonte, sunt ducta"*(751). И здесь Т. Баузе не идет далее Гейнекция. Последний противопоставляет "ius naturae" - "ius civile" в широком смысле права положительного вообще. "Ius civile", по Гейнекцию, проистекает не "ex recta ratione", как естественное, но "ex lege" и различно в отдельных обществах*(752). Т. Баузе отступает от этой схемы, выделяя понятие "jus civile proprie sic dictum" и упоминая in expressis verbis о других ветвях положительного права: праве уголовном, каноническом, торговом, морском, военном, горном*(753).
Говоря о теоретическом изучении юриспруденции, Т. Баузе отводит в ней видное место элементу историческому. Изучение истории права он считает полезным распространить на всю область положительного права. Так как, однако, всеобщую историю права представляется трудным понять, то можно ограничиться историей права римского, которое, как он подчеркивает, столько веков царило в Европе и следы которого чувствуются повсеместно. Историю права Т. Баузе понимает, притом, не в виде изложения смены законодательных определений, но в форме исследования причин этих перемен*(754). В этом случае Т. Баузе идет несколько далее Гейнекция, труды которого хотя и проникнуты тем же эклектизмом, который мы наблюдаем у Т. Баузе, и комбинированием философской и исторической точек зрения*(755), но понимают последнюю самое большее в смысле истории догмы. Историзм Гейнекция не идет далее иллюстрации догмы картинами жизни, породившей эту догму.
В области права положительного, как мы уже указывали, Т. Баузе намечает для разработки отдельные отрасли, и в том числе права уголовного, как сферу, заслуживающую самостоятельного исследования. Т. Баузе высказывается и за то, чтобы в видах более легкого изучения положительного права выделить из него как бы общую часть. Он полагает в то же время, что роль этой последней выполняет лучше всего право римское*(756). Отводя первое место римскому праву ввиду его всеобщности, Т. Баузе выдвигает вслед за ним право греко-римское "jus Romano-Graecum, sen Postiustineaneum", а затем и право русское, которое надлежит догматизировать и, по его выражению, "ex diversis Mandatis atque Edictis collectum ad artem redigere"*(757).
Но наряду с теоретическим изучением права Т. Баузе отводит видное место и практической юриспруденции. Проведение теории в жизнь, полагает Т. Баузе, может быть достигнуто только путем практики. Эта последняя относится к теории как умение играть на инструменте к теоретическому знанию музыки. Теоретику предстоит претворить в практические навыки то, что изучено им в общей форме*(758). Что касается самого порядка направления занятий, то Т. Баузе полагает, что практика непосредственно должна следовать за теорией или изучаться одновременно с ней*(759).
Если мы захотим предположить, что в своих чтениях, длившихся несколько десятилетий при Московском университете, Т. Баузе действительно осуществлял свою программу изучения юриспруденции и останавливался на уголовном праве, как ветви положительного законодательства, то нам придется допустить вместе с тем, что, излагая римское право, как наиболее пригодное, по его словам, для введения в изучение других прав, он знакомил своих слушателей не только с принципами римского уголовного законодательства в той мере, как это могло быть достигнуто историческими толкованиями Гейнекция на институции Юстиниана*(760), но и восполнял эти данные теми общими уголовно-правовыми учениями, которые тот же Гейнекций давал в своих "Elementa iuris naturae et gentium"*(761). То, что мы видели до сих пор в отношении влияния Гейнекция на Т. Баузе, делает такое предположение вполне правдоподобным.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022