ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Алфавитный указатель по авторам книг

> Книги по рубрикам >
Книги > К > Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре - Карапетов А. Г., Москва, 2003

Алфавiт по авторам :
| 1 | 2 | 6 | 8 | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я |


Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре - Карапетов А. Г., Москва, 2003

2. Взыскание денежного долга


В практике российского гражданского оборота основным способом защиты нарушенных гражданских прав на денежные средства в случае
___________________
1 См. постановление ФАС МО от 18 декабря 2001 г. № КГ-А40/7365-01.
2 См. постановление ФАС МО от 2 июня 1999 г. № КГ-А40/1720-99.
164

неисполнения денежного обязательства является требование о взыскании суммы основного долга. Вопрос определения правовой природы данного требования долгое время оставался открытым.
С одной стороны, в ст. 12 ГК, которая содержит перечень возможных способов защиты, гражданских прав, не содержится такого особого способа защиты как взыскание денежного долга. Иные способы защиты права в соответствии с той же ст. 12 ГК могут быть предусмотрены в законе. Нигде в российском законодательстве взыскание долга не фигурирует как некий самостоятельный способ защиты права. С другой же стороны, во многих частных нормах ГК упоминает право кредитора требовать уплаты денег (ст. 488, п. 2 ст. 516 и др.). Тем не менее такого рода указания не решают вопроса о правовой природе данного требования. Таким образом, практики и исследователи вынуждены решать вопрос об отнесении взыскания основного долга к одному из законодательно закрепленных способов защиты гражданских прав1.
Как мы видим, денежное обязательство (денежный долг) может возникнуть из всевозможных оснований. С наступлением момента исполнения денежного обязательства, в случае неуплаты денег, должник впадает в просрочку. В результате нарушения обязательства кредитор приобретает право на судебную защиту права.
Необходимо отметить, что в силу специфики денег и денежных обязательств, по всей видимости, следовало бы установить общее правило о возможности требовать уплаты денег в случае нарушения денежного обязательства. По этому пути пошли законодатели некоторых стран (например, ст. 109 Закона о контрактах КНР 1999 г.). Статья 7.2.1 Принципов УНИДРУА также устанавливает безусловное правило о том, что, если сторона, обязанная уплатить деньги, не совершает этого, другая сторона может потребовать произвести платеж. Это правило, очевидно, следует рассматривать в связке со ст. 7.2.2 Принципов УНИДРУА, в которой принудительное исполнение неденежного обязательства поставлено в зависимость от целого ряда условий. Аналогичный подход отражен и в Принципах ЕС, разработанных Комиссией ЕС по европейскому контрактному праву в конце 90-х гг., в которых в ст. 9:101 и 9:102 также проводится водораздел между исполнением в натуре денежных и неденежных обязательств. Правда, в отличие от Принципов УНИДРУА Принципы ЕС предусматривают все же некоторые ограничения возможности взыскать денежный долг.
____________________
1 См., в частности: Братусъ С.И. Юридическая ответственность и законность. С. 83.
165

К сожалению, российское гражданское законодательство не переняло этот подход. В судебной же практике такого рода требования называются требованиями о взыскании суммы основного долга или задолженности по договору. В большинстве случаев суды, используя эту достаточно удобную формулировку, принимают иски к рассмотрению и разрешают дела, не уточняя, является ли взыскание этих сумм принуждением к исполнению обязательства в натуре, взысканием убытков или неким самостоятельным способом защиты права.
Следует отметить, что, в принципе, могут иметь место различные пути для получения денежного долга, возникшего из договора.
Во-первых, в некоторых случаях в отношении денежных обязательств имеется возможность воспользоваться правилами о неосновательном обогащении. Для этого необходимо предъявить иск о расторжении договора или расторгнуть договор в одностороннем порядке в связи с существенными нарушениями его условий со стороны контрагента и потребовать возврата исполненного в связи с этим обязательством (ст. 1103 ГК). Это стало возможным в связи с тем, что с принятием нового ГК институт обязательств из неосновательного обогащения утратил свою узко внедоговорную природу и фактически превратился в институт общей части обязательственного права. Данная возможность имеет место, например, при предварительной оплате работ или услуг и отказе исполнителя от исполнения своих обязательств. В п. 1 «Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. № 49) данная возможность прямо была подтверждена ВАС РФ. Следует отметить, что для того, чтобы данный механизм работал, необходимо, чтобы договор был предварительно расторгнут в одностороннем или судебном порядке. В этом случае сумма удерживаемых должником средств после прекращения обязательства квалифицируется .уже как неосновательное обогащение и подлежит взысканию в порядке ст. 1103 ГК. Если же договор на момент подачи иска о взыскании остается в силе, то, по нашему мнению, нельзя говорить о том, что имеет место неосновательное обогащение, так как стороны продолжают существовать в правовых рамках договорных обязательств, и соответственно должен предъявляться иск из договора (в нашем случае - иск о возврате предоплаты). Иск из договора и иск из неосновательного обогащения имеют различную правовую природу. Если договор не расторгается, то не исполнившая свои обязательства сторона не обогатилась, так как она находится в просрочке и за ней остается задолженность по договору, которую она должна погасить. Как отмеча-
166

лось еще в советской доктрине, «иск из договора направлен на исполнение обязательства в натуре, а когда такое исполнение невозможно по вине должника, - на возмещение убытков ...уплату неустойки и т.п. в отличие от иска из неосновательного обогащения, который направлен на «выдачу» неосновательно сбереженного или приобретенного»1. Нет необходимости напоминать, что не всегда добросовестная сторона, чьи права ущемлены контрагентом, нарушившим денежное обязательство, заинтересована в расторжении договора2.
Таким образом, очевидно, что использовать модель требований из неосновательного обогащения в ряде случае возможно. Но вряд ли целесообразно рассматривать этот механизм в качестве универсального способа защиты права на получение причитающихся денежных средств.
Во-вторых, как уже говорилось, долгое время существовал подход, в соответствии с которым денежный долг в случае его взыскания квалифицировался в качестве убытков. Как отмечал С.Н. Братусь, «в современном буржуазном праве долг и ответственность в обязательстве слились»3. Тем не менее в настоящей книге была обоснована невозможность квалификации денежного долга в качестве убытков.
При анализе сложившейся судебно-арбитражной практики и норм гражданского законодательства можно прийти к единственно верному выводу о том, что требование о взыскании основного долга относится к такому способу защиты права, как требование о присуждении к исполнению обязательства в натуре. Это проявляется, в частности, в неприменении к таким требованиям правил ст. 401 и 404 ГК об условиях и основаниях ответственности. Освобождение от ответственности не освобождает от обязанности уплатить сумму основного долга, т.е. от обязанности исполнить обязательство в натуре4. Такую точку зрения, как уже указывалось, разделяет и большинство современных авторов.
_______________________
1 Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М, 1951. С. 234.
2 Со всей очевидностью неудобство и неуниверсальность данного способа защиты проявляются при попытке использовать его для взыскания основного долга и санкций за просрочку оплаты газа, тепловой или электрической энергии, обязательственные отношения по поставке которых строятся как правило по модели долгосрочных договоров. Расторжение таких договоров просто нецелесообразно.
3 Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. С. 83.
4 См., например, постановление Президиума ВАС РФ от 24 февраля 1998 г. № 6218/97 // Вестник ВАС РФ. 1998. № 5.
167

В большинстве стран мира также достаточно очевидным фактом является отнесение иска о взыскании денежного долга к категории требований об исполнении обязательства в натуре (specific performance/enforcement. - англ.). Так, в частности, в Англии после слияния общего права и права справедливости1 возобладало мнение (например, дело Beswick v. Beswick, 1968), что иск о цене по своей природе относится к искам о specific performance2, хотя и не подпадая полностью под правовой режим классического иска об исполнении в натуре, так как в Англии в отношении взыскания денег не применяются характерные для этого иска ограничения3.
Как правило, не накладываются ограничения на взыскание денежных долгов и в других странах в связи с тем, что иск о взыскании денежного долга сам по себе достаточно эффективен: относительно легко исполняется списанием денег со счета или через реализацию имущества должника. В России предъявление иска о взыскании денежного долга по общему правилу также возможно до тех пор, пока существует обязательство.
На практике одним из актуальных вопросов применения принципа реального исполнения в отношении денежных обязательств является проблема определения природы достаточно часто заявляемых требований клиентов к обслуживающим их банкам об исполнении в натуре обязанности по перечислению средств получателям. Как известно, согласно ст. 856 ГК за ненадлежащее совершение операций по счету банк уплачивает клиенту проценты годовые в размере, предусмотренном ст. 395 ГК. В части начисления этих процентов больших вопросов на практике не возникало. Другое дело, когда клиенты заявляли в суд иск об обязании банка совершить операцию по счету и перечислить средства (безус-
_____________________
1 До слияния иск о цене защищался с древних времен общим правом в отличие от иска об исполнении иных обязательств, который находил защиту в ряде случаев только в праве справедливости. (McGregor H. Contracts Code drawn up on behalf of the English Law Commission. Milan, 1993. P. 89.)
2 Samuel G., Rinkes J. Law of obligation and legal remedies. London, 1996. P. 274; Calamari J.D., Perillo J.M. The law of contracts. Third edition // West Publishers Co., St. Paul, Minn., 1987. P. 630; Chitty of contracts. Vol. I. General principles // Sweet & Maxwell. London, 1999. P. 1356-1357 и др.
3 Сказанное не означает, что иски о взыскании денег в общем праве безусловно удовлетворяются. Судебная практика Англии знает и некоторые ограничения. (Lando О. Some features of the law of contract in the third millenium // Текст опубликован в Интернете по адресу: http://www.cbs.dk/departments/law/staff/ol/-commission_on_ecl/literature/lando01 .htm).
168

ловно, в пределах положительного остатка на счете клиента) получателю. Для решения вопроса о возможности удовлетворения такого иска необходимо определить, является ли обязанность банка по перечислению средств денежной или носит характер оказания услуг.
По данной проблеме было написано немало работ. Одна группа авторов (В.В. Витрянский, С.В. Сарбаш1 и др.) считает, что здесь денежного обязательства нет, а есть обязанность банка оказать комплекс специфических банковских услуг по проведению ряда проводок.
Существует и другая позиция, поддерживаемая, в частности, Л.А. Новоселовой, Л.Г. Ефимовой и некоторыми другими авторами2. Согласно этой позиции обязательства банка по перечислению безналичных денежных средств клиента в соответствии с принятыми от него поручениями, по своевременному зачислению поступивших средств на счет клиента, по восстановлению незаконно списанных средств на счете, по выдаче клиенту средств со счета носят характер денежного обязательства. Эта позиция зиждется на понимании договора банковского счета как однородного договору банковского вклада. Клиент передает в полное распоряжение банка денежные средства, а банк обязуется в ответ платить по распоряжению клиента в пределах положительного остатка на счете третьим лицам (исполнение третьему лицу), выдавать денежные средства клиенту на руки и совершать иные операции.
На наш взгляд, следует признать, что последняя точка зрения является все же более разумной. При этом находим бесспорным, что операции, проводимые банком при обслуживании счета, носят во многом характер специфических услуг (учет векселей, ведение картотеки, осуществление внутрибанковских проводок и межбанковской координации в целях контроля за осуществлением платежа и др.). При этом столь же очевидно, что одними услугами данный договор не ограничивается. Ведь собственно деньги на счете клиента находятся реально в полном пользовании и распоряжении банка. Банк лишь обязуется по первому требованию выдавать или перечислять деньги в пределах той суммы, которая отражена на счете
_____________________
1 См., например: Витрянский В.В. Ответственность банков по договору банковского счета// Закон. 1997. № 1. С. 21; Сарбаш С.В. Договор банковского счета. М., 1999. С. 178-185.
2 См., например: Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. С. 162-165; Ефимова Л.Г. Безналичные деньги - законное средство платежа // Закон. 2000. № 3. С. 79-83; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части 2 (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1999. С. 409-442; Белов В.А. Денежные обязательства. М., 2001. С. 90-91 и др.
169

клиента. В этом смысле счет представляет собой текущий и постоянно обновляемый регистр, в котором учитывается задолженность банка. Клиент по сути кредитует банк на сумму положительного остатка на счете с правом немедленного и неограниченного отзыва кредитных ресурсов или перенаправления их в пользу третьих лиц. При этом банк обязан уплачивать клиенту проценты за пользование денежными средствами (ст. 852 ГК), размер которых определяется согласно правилам о договоре банковского вклада (ст. 838 ГК). Это по сути означает, что деньги, лежащие на счете клиента, признаются положенными во вклад до востребования. Достаточно очевидно, что обязанность банка вернуть вклад является денежным обязательством. Поэтому неисполнение банком поручений клиента о перечислении денежных средств с его счета конкретным получателям означает незаконное удержание в своем пользовании и распоряжении денежных средств клиента. Причем незаконность удержания «чужих» денежных средств будет налицо и в случае неисполнения обязанности о списании средств с расчетного счета клиента, и в случае списания средств со счета и удержания их на корреспондентском счете банка, и в случае неисполнения поручения одним из привлеченных банком плательщика банков-посредников. Последний вывод обоснован тем, что обязанность банка плательщика, как известно, не ограничивается одним списанием средств. Как было установлено, банк отвечает за всю цепочку расчетных операций вплоть до зачисления средств на корреспондентский счет банка получателя. Поэтому нарушение банком-посредником, действующим в качестве привлеченного исполнителя, своих обязанностей по осуществлению расчетной операции не извиняет банк плательщика и не снимает с него обязательства и ответственности в части данной суммы. При этом наличие на стороне банка специфических обязанностей по оказанию определенных банковских услуг, связанных с проведением денежного перевода и осуществлением контроля за ним вплоть до поступления средств на счет банка получателя, не составляет исключительную природу обязательства банка перед клиентом. Сами по себе эти услуги не имеют для клиента какой-либо ценности и в целом не могли бы осуществляться без наличия на стороне банка денежного обязательства в размере переводимой банком суммы и в отрыве от данной задолженности банка.
Кроме того, ГК санкционирует начисление на банк, не исполняющий поручение клиента, процентов по ст. 395 ГК, предусмотренных, как известно, на случай нарушения именно денежного обязательства - незаконного использования чужих денежных средств (ст. 856 ГК). С момента, когда клиент приказал банку перечислить деньги, указанная сумма
170

становится именно «чужой» для банка, и нежелание банка расставаться с ней, безусловно, означает нарушение денежного обязательства.
В связи с изложенным нам представляется, что зачисление на открытый банковский счет денежных средств порождает целый ряд обязанностей банка, включая, с одной стороны, обязанности по оказанию специфических банковских услуг - в связи с необходимостью исполнять договор по обслуживанию счета и, с другой - собственно, денежное обязательство в отношении самой суммы остатка на счете.
Все это говорит о том, что в целом нет оснований не видеть в обязанности банка выдать деньги клиенту, перечислить их на его счет в другом банке или перечислить третьему лицу элементов денежного обязательства, а в связи с тем, что наше право и практика признают и повсеместно применяют конструкцию договора с исполнением третьему лицу, то ничего не препятствует признать наличие денежного обязательства в обязанности банка перечислить денежные средства в рамках остатка по счету третьему лицу.
И в то же время ВАС РФ, несмотря на то, что первоначально положительно относился к такого рода искам1, в последнее время отказывает клиентам в иске об исполнении данного денежного обязательства в натуре с исполнением в пользу третьего лица (получателя перевода). Так, по одному из дел Президиум ВАС РФ, давая оценку постановлению кассационной инстанции, указал: «Федеральный арбитражный суд Московского округа... отменил названные судебные акты и в иске отказал исходя из следующего: требование об исполнении платежного поручения (заявления на перевод) представляет собой по существу иск об обязании ответчика исполнить поручения истца и передать имущество (денежные средства) истца-плательщика третьему лицу, не участвующему в деле, - получателю средств; порядок исполнения такого рода требований законодательно не установлен, вследствие чего истец выбрал ненадлежащий способ защиты гражданского права... Отказывая в удовлетворении искового требования о понуждении банка исполнить обязанность в натуре, суд кассационной инстанции правильно исходил из того, что истец выбрал ненадлежащий способ защиты своего нарушенного права, исполнение которого не предусмотрено Федеральным законом «Об исполнительном производстве» или иными правовыми актами Российской Федерации»2.
Отметим, что Высший Арбитражный Суд поддержал вывод нижестоящего суда о том, что истец выбрал ненадлежащий способ защиты
________________________
1 См. постановление Президиума ВАС РФ от 9 января 1997 г. № 3747/96.
2 Постановление Президиума ВАС РФ от 11 апреля 2000 г. № 7883/99.
171

права - требовал уплаты денег в пользу третьего лица, не участвующего в деле. Именно этот факт в силу того, что в российском исполнительном законодательстве не предусмотрен порядок исполнения такого рода решений, вынесенных не в пользу взыскателя, а в пользу третьих лиц, и послужил основанием к отказу в самой возможности вынесения такого рода решений. Суды не утверждают, что обязанность по перечислению средств не составляет денежное обязательство, а указывают на то, что АПК РФ и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» предусматривают возможность вынесения и исполнения решения о взыскании денежного долга только в пользу взыскателя (истца) и не содержат правила об исполнении решения в пользу третьих лиц.
Такую позицию следует считать достаточно обоснованной и в принципе разумной. Отказ в праве требовать исполнения в натуре обязанности основан на том, что присуждение к исполнению обязательства в данном случае будет противоречить принципу эффективности, так как законодательство об исполнительном производстве не предусматривает реальных механизмов исполнения соответствующего судебного решения. Допускать до стадии исполнительного производства такие требования находим нецелесообразным. Как отметил в одном из постановлений ФАС Московского округа, «именно исполнимость решения позволяет применить меры государственного принуждения к лицу, ненадлежаще исполнившему обязательства, с целью обеспечения исполнения нарушенного обязательства»1. В силу того что процедура исполнения решений, вынесенных по иску одного лица в пользу третьего лица, не участвующего в деле, не предусмотрена законодательством, в данном деле ФАС Московского округа признал невозможным вынесение соответствующего решения об исполнении в натуре, в то же время указав на денежный характер обязательства банка перед клиентом.
В силу того что данный случай является достаточно редким на практике, вряд ли есть основания выделять невозможность принудительного взыскания в пользу третьих лиц в качестве самостоятельного ограничения на возможность применения иска об исполнении в натуре. В данном случае свою положительную роль играет тот факт, что случаи невозможности принудительного исполнения согласно предложенной концепции являются частными случаями общего критерия, по которому иск о присуждении в натуре недопустим, когда он является неэффективным и неадекватным. В результате такой конструкции суд может в конкретных обстоятельствах отдельного случая, не подпадающего под одно из
__________________________
1 Постановление ФАС МО от 31 августа 1999 г. № КГ-А40/2730-99.
172

специальных ограничений, отказать в иске, признав его противоречащим общему ограничению.
Клиент, чье поручение банк не исполняет, может эффективно защитить свои права следующим образом. Согласно ст. 859 ГК клиент отзывает платежное поручение, расторгает договор и требует возврата ему остатка денежных средств на счете. При этом банк обязан вернуть как суммы, оставшиеся на счете, так и суммы, списанные, но удерживаемые на корреспондентском счете банка, что в целом подтверждается судебной практикой. Так, по одному из дел Президиум ВАС РФ указал, что так как истец направил банку письмо о закрытии своего расчетного счета и перечислении на счет в другом банке остатка денежных средств и сумм, удерживаемых на корреспондентском счете, а также отозвал неисполненные платежные документы, то он имеет право на взыскание с банка указанных сумм1.
Кроме того, клиент имеет право взыскать и суммы, списанные с корреспондентского счета банка плательщика, но не дошедшие до корреспондентского счета банка получателя, так как согласно ст. 865 ГК и сложившейся арбитражной практике банк отвечает за всю расчетную операцию вплоть до зачисления средств на корсчет банка получателя, а привлеченные им банки-посредники являются третьими лицами, на которые банк возлагает исполнение и за действия которых он как коммерческий субъект несет полную ответственность. Так, по одному из дел, в котором истец требовал с банка сумму платежного поручения, списанную с его счета, но не поступившую на корсчет банка получателя, Президиум ВАС РФ указал: «АОЗТ «Ричел», являющееся клиентом Пушкинского филиала Челябинвестбанка, в октябре 1995 года поручило банку перечислить 37 856 502 рубля по двум платежным поручениям на расчетный счет АОЗТ «Агросервис». Денежные средства были своевременно списаны с расчетного счета плательщика и корреспондентского счета обслуживающего его банка и направлены на расчетный счет АОЗТ «Агросервис» в Академическом филиале Челябинского коммерческого земельного банка через клиринговую палату «Финансовая группа Урала», с которой обслуживающий плательщика банк состоит в договоре о корреспондентских отношениях. На счет АОЗТ «Агросервис» денежные средства не поступили. Ответственность банка плательщика не исчерпывается своевременным списанием средств со счета клиента. Он обязан обеспечить перечисление средств и зачисление их на указанный в поручении счет получателя. Поэтому вывод суда первой инстанции об ответственности перед
________________________
1 См. постановление Президиума ВАС РФ от 24 июня 1997 г. № 5899/96.
173

АОЗТ «Ричел» Челябинвестбанка по основной сумме заявленных требований - 37 856 502 рубля является правильным»1.
Получив в указанном порядке сумму несостоявшегося перевода, клиент может провести ее через другой банк, а примененные к нему санкции за просрочку платежа или налоговые пени и штрафы взыскать с нарушившего свои обязанности банка в качестве убытков. Таким образом, требовать взыскания сумм, находящихся на расчетном счете, клиент может, поскольку банк имеет денежное обязательство перед клиентом в части данной суммы, но только в свою пользу. Требовать же исполнения в пользу третьих лиц кредитор в данном случае не может, так как такое требование не отвечает критерию эффективности иска об исполнении обязательства в натуре. В принципе, данное правило может быть в равной мере применено ко всем, а не только к денежным обязательствам.
Небезынтересно будет отметить, что отсутствие в законодательстве об исполнительном производстве процессуальных механизмов исполнения решений, вынесенных не в пользу взыскателя, проявилось на практике не только в случае с банковским переводом2.
Из общих ограничений возможности требовать исполнения в натуре практически применимыми в отношении взыскания денег можно признать не все. Так, вряд ли можно применить к денежным долгам то общее ограничение, в соответствии с которым кредитор не может требовать исполнения в натуре, когда принудительное исполнение затруднено и должник легко заменим, так как взыскание денежного долга является как раз наиболее эффективным вариантом принудительного исполнения. Просто же затруднительность изыскать денежные средства не может приниматься здесь во внимание. Кроме того, как уже указывалось, нельзя к денежным обязательствам применять то ограничение, в соответствии с которым кредитор теряет право требовать принудительного исполнения в натуре, если он не заявил это требование в суд в разумный срок после нарушения.
Другие же ограничения могут быть применены к денежным долгам в общем порядке. Так, в частности, как уже говорилось, среди денежных
_____________________
1 Постановление Президиума ВАС РФ от 11 марта 1997 г. № 4378/96.
2 Так, в одном из недавних постановлений Президиум ВАС РФ указал на то, что недопустимо использование агентом иска об исполнении в натуре в отношении принципала, не исполняющего обязанность по поставке товара в пользу лица, с которым агент заключил от своего имени договор поставки (постановление Президиума ВАС РФ от 2 июля 2002 г. № 7842/01).
174

обязательств разумно выделять те, которые должны быть исполнены ранее встречных обязательств контрагента (обязанность по предоплате, по выдаче кредита и др.). Согласно ст. 328 ГК такие обязательства по общему правилу не имеют защиты в виде иска об исполнении в натуре. Остальные же денежные обязательства (дебиторская задолженность) по сути не подпадают под данное ограничения на иск об исполнении в натуре. Право стороны, например, поставившей товар, оказавшей услуги, выполнившей работы, предоставившей займ, уплатившей страховую премию (при наступлении страхового случая), требовать уплаты денег является бесспорным и не может быть поставлено под сомнение.
Итак, в отношении денежных обязательств мы прийти к выводу о том, что вынесение судом решения о взыскании денег возможно всегда, когда:
- денежное обязательство должника носит возмездный характер;
- кредитор к моменту рассмотрения дела в суде уже выполнил свою часть договорных обязательств (поставил товар, оказал услуги, выдал кредит и т.п.);
- когда принудительное исполнение денежного обязательства не вовлекает должника в продолжительные отношения, связанные с тесным сотрудничеством сторон.
При этом такое решение будет исполняться в принудительном порядке при помощи действий государственных органов (приставов-исполнителей), банков, органов Федерального казначейства России.
Таким образом, не совсем верно говорить о том, что денежный долг может быть взыскан во всех случаях, как это делается в Принципах УНИДРУА. Более разумным находим распространение на денежные обязательства некоторых ограничений в отношении возможности требовать исполнения в натуре. Напомним, что по такому пути пошли и Принципы ЕС, отражающие самые последние веяния в европейской цивилистике.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022