ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Алфавитный указатель по авторам книг

> Книги по рубрикам >
Книги > И > Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права" - Иоффе О.С., Москва, 2000

Алфавiт по авторам :
| 1 | 2 | 6 | 8 | А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я |


Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории "хозяйственного права" - Иоффе О.С., Москва, 2000

Глава VI. Юридические факты. Основания возникновения гражданских прав и пра-воотношений


«В противоположность метафизике, - указывает товарищ Сталин, - диалектика рассматри-вает природу не как состояние покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости, а как состояние непрерывного движения и изменения, непрерывного обновления и развития, где всегда что-то возникает и развивается, что-то разрушается и отживает свой век. По-этому диалектический метод требует, чтобы явления рассматривались не только с точки зрения их взаимной связи и обусловленности, но и с точки зрения их движения, их изме-нения, их развития, с точки зрения их возникновения и отмирания»[1041].
Эти требования диалектического метода, предъявляемые к исследованию явлений естественной и общественной жизни, имеют в высшей степени важное значение для ис-следования правовых отношений, которые как в силу своей внутренней природы, так и в силу своего общественного назначения не могут находиться в состоянии покоя, но уже в момент своего возникновения предназначаются для последующего осуществления и пре-кращения. Поскольку всякое право приобретает общественный смысл не только как право возникшее, но и как право осуществленное, постольку и правовое отношение проходит не только стадию возникновения, но и стадию осуществления или прекращения. Возникно-вение и прекращение правовых отношений представляют собою исходную и заключи-тельную стадии их движения, в промежутке между которыми входящие в их состав эле-менты - субъекты и объекты, правомочия и обязанности - могут подвергнуться частично-му или полному изменению, отражающему на себе изменение к движение правового от-ношения в целом.
Как и всякое движение вообще, движение правового отношения имеет свои причи-ны и протекает в определенных условиях, центральное место среди которых занимают внешние обстоятельства, приобретающие значение юридических фактов в силу правовых последствий, которые закон связывает с их наступлением. И подобно тому, как невозмож-но вообще понять сущность движения без изучения причин, его порождающих, и условии, в которых оно протекает, так невозможно понять правоотношение в его динамическом состоянии без изучения обстоятельств, которым закон придает юридическое значение и которые обусловливают возникновение, изменение и прекращение правовых отношений.
1
Изучение юридических фактов в буржуазной цивилистической науке имело своей основ-ной целью создание их стройной классификационной системы, которая, полностью охва-тывая собою все явления, приобре-тающие юридическое значение согласно предписанию закона, отражала бы в своих различных рубриках и подразделениях внешние правовые особенности и свойства, присущие различным видам этих явлений. Несмотря, однако, на то, что проблема систематизации юридических фактов в течение длительного времени привлекала к себе внимание многих буржуазных юристов, им не удалось создать в этой области ничего существенно нового, по сравнению с системой, разработанной еще в пер-вой половине XIX в.[1042]
Согласно этой системе, юридически значимые факты, противо-поставляемые фактам юридически иррелевантным, могут выступать либо как события, либо как волевые дейст-вия, непосредственно не направленные на юридические цели, но тем не менее обусловли-вающие наступление правовых последствий (например, обнаружение находки), или непо-средственно направленные на возникновение или прекращение правовых отношений (во-леизъявления или правовые сделки), причем последние, в свою очередь, подразделяются на односторонние волеизъявления участников оборота (односторонние сделки) и волеизъ-явления, совпадающие с волеизъявлением одного или нескольких других лиц (двусторон-ние сделки или договоры)[1043].
В дальнейшем эта система подверглась некоторым изменениям и дополнениям. Прежде всего, в нее включается специальное указание на действия, противные нормам права, т. е. правонарушения[1044]. Затем, выделяются так называемые слитные или сложные юриди-ческие факты, состав которых образует известное единство событий и действий, необхо-димых для возникновения или прекращения правовых отношений[1045]. Далее, вслед за выделением сложных юридических фактов специальному анализу подвергается вопрос о так называемом предварительном действии[1046] или прообразе права[1047]. Наконец, наряду с попытками отграничения совокупности юридических фактов от связанных с ни-ми, но не имеющих юридического значения фактов материальных[1048], предпринимают-ся также попытки построения общей системы юридических фактов, охватывающей собою обстоятельства, которым придается юридическое значение[1049] как в области частного, так и в области публичного права.
Создание логически-стройной и научно-полноценной системы юридических фактов имело бы, конечно, большое теоретическое значение для разрешения проблемы в целом. Но оно явилось бы не более, чем первым шагом на пути к ее разрешению. Обращаясь к этому во-просу, в связи с проблемой оснований возникновения обязательств по советскому граж-данскому праву, проф. Агарков правильно указывает, что «даже если бы мы имели до конца проработанную схему всех или хотя бы основных юридических фактов советского гражданского права и разложили по этой схеме различные основания возникновения обя-зательственных отноше-ний, то все же задача разработки системы этих оснований не только не была бы разрешена, но не была бы даже надлежащим образом поставлена. Мы получили бы более или менее правильную формально-логическую схему, которая не да-вала бы никакого ответа на вопрос, какая связь существует между тем или иным основа-нием возникновения обязательства, - например, между договором и теми целями, ради ко-торых возникают обязательственные отношения по советскому праву»[1050].
Выявление сущности юридических фактов предполагает установ-ление целей, для достижения которых юридическое значение придается известным волевым действиям и внешним событиям, а также анализ материальных причин, вследствие которых закон снабжает эти факты определенной юридической функцией. Только при этом условии мо-жет быть надлежащим образом поставлен и разрешен породивший столько теоретических контроверз в буржуазной науке права вопрос о причинно-следственной связи между зако-ном, юридическими фактами и правовыми последствиями.
Вопрос этот, как известно, так и не получил единообразного разрешения в буржуазной юриспруденции. В то время как одни авторы решительно настаивали на правообразую-щем значении самих юридических фактов, считая, что сами юридические факты являются причиной наступления правовых последствий, ибо нельзя «представлять себе правопоря-док как deus ex machina, который произвольно связывает с фактами правовые последст-вия»[1051], другие авторы, напротив, категорически отрицают правообразуюшее значение юридических фактов, признавая за ними лишь известные вторичные функции, по сравне-нию с функцией самого закона. При этом сторонники последней точки зрения обычно указывают либо на то, что «не каузальность, а мотивация опосредствует связь, когда мы говорим о духовном процессе возникновения, порождения, разрушения»[1052] - и в этом случае юридические факты объявляются не причиной правовых последствий, а средством мотива-ционного воздействия на поведение судящих[1053], - либо на то, что только закон, а не какие бы то ни было лежащие за его пределами явления, может рассматриваться как причина правовых последствий, ибо «всякое правовое действие есть действие зако-на»[1054], - и в этом случае юридические факты объявляются условием[1055] или доста-точным основанием[1056] наступления правовых последствий. Наконец, некоторые авто-ры выдвигают компромиссные решения, рассматривая юридические факты одновременно и как причину и как достаточное основание возникновения и прекращения правоотноше-ний[1057] либо придавая правообразующее значение как самому закону, так и действиям субъектов правоотношений и наступающим независимо от их воли внешним событи-ям[1058].
Не говоря уже о порочности общефилософского воззрения на понятие причины и следст-вия, с позиций которого буржуазные юристы подходят к проблеме причинно-следственной зависимости между правом, юридическими фактами и правовыми последст-виями[1059], проблема эта вообще не существует практически и поэтому является теоре-тически бесплодной, ибо причина и следствие представляют собою лишь единичные зве-нья в общей системе взаимодействия, и то, что в одном месте в одно время выступает в качестве причины определенного следствия, то в другом месте в другое время может иметь это следствие в качестве своей причины[1060]. Правообразующее значение юриди-ческих фактов может быть поэтому выявлено лишь в результате исследования общей сис-темы взаимодействия между правом и определяющими его материальными условиями общественной жизни, в создании которых определенную роль играют внешние природные явления и активная деятельность людей.
2
Юридические факты гражданского права как одна из главнейших проблем общей части гражданско-правовой науки могли бы составить предмет специального монографи-ческого исследования. Для наших целей достаточно осветить лишь один вопрос - вопрос о юридических фактах как основаниях возникновения гражданских прав и правоотношений. Однако существенное значение для его освещения имеет предварительное выяснение не-которых более общих, связанных с проблемой юридических фактов вопросов.
Главным общепринятым видовым делением юридических фактов является их под-разделение на события и действия, которые обычно отграничивают друг от друга по ис-точнику их происхождения, относя к разряду действий то, что происходит по воле людей, и к разряду событий то, что происходит помимо и независмо от воли людей. Но отрицание волевого происхождения событий нельзя признать правильным применительно ко всем случаям этого рода. Так, смерть и пожар относятся к разряду событий, хотя смерть может явиться результатом убийства, пожар - результатом поджога. Волевые акты могут слу-жить, таким образом, не только причиной действий, но также и причиной событий. Разли-чие между событиями и действиями следует поэтому усматривать не в источнике их про-исхождения, а в характере их процесса: события носят неволевой харктер в своем процес-се, независимо от причин их возникновения, тогда как действия являются волевыми не только в своей причине, но и в своем процессе.
Волевые действия с гражданско-правовыми последствиями может совершать вское лицо, обладающее гражданской дееспособностью, а конкретное юридическое действие, возможность или необходимость совершения которого обеспечиваются субъективными гражданскими правами и гражданско-правовыми обязанностями, может совершить лишь носитель этих прав и обязанностей или то лицо, которому поручено их осуществление. Таким образом, возможность совершения общих юридических действий вытекает из дее-способности, тогда как возможность совершения конкретных юридических действий вы-текает из конкретных прав и обязанностей. В результате совершения этих действий, пре-кращается прежнее или устанавливается новое правовое отношение, возникают новые правомочия и обязанности, которые, в свою очередь, обусловливают возможность или не-обходимость совершения новых юридических действий. Действие, следовательно, состав-ляет условие возникновения права, но оно же является и результатом права.
Напротив, правомочие и обязанность, возникшие вследствие наступления юриди-ческого события, обеспечивают не будущее событие, а будущее или настоящее поведение обязанных лиц. События, следовательно, имеют правовое значение не сами по себе, а лишь постольку, поскольку они обусловливают необходимость обеспечения известного поведения людей. Поэтому событие составляет условие возникновения права, но его ре-зультатом всегда являются не события, а действия.
Таким образом, в общей цепи причинно-следственной зависимости как действия, так и события, в конечном счете, всегда порождают действия. И это вполне понятно. Со-бытия сами по себе не могли бы иметь никакого правового значения, если бы они в той или иной степени не были связаны с поведением людей. События признаются юридиче-скими фактами лишь в той мере, в какой они порождают необходимость в правовом регу-лировании поведения людей, которые либо могут предотвратить наступление события, либо должны принять на себя порожденные им последствия. Так, течение времени не пре-дотвратимо для носителя погашаемых давностью прав, но оно приобретает юридическое значение постольку, поскольку управомоченный может осуществить свое право до исте-чения установленного в законе срока, прервать течение давности предъявлением иска, или, если он не воспользуется предоставленными ему возможностями, принять на себя последствия, наступившие в силу истечения исковой давности. Случай также относится к числу непредотвратимых обстоятельств, и поэтому тот, кто подвергается действию слу-чая, должен принять на себя вызванные им последствия, если только другие лица не при-няли их на себя по договору (например, по договору страхования), или если эти последст-вия не перелагаются на других лиц по закону (например, по ст. 404 ГК РСФСР), или если, наконец, поведение других лиц не дает оснований для возложения на них ответственности за случай (например, просрочка должника или кредитора).
Некоторым событиям придается юридическое значение потому, что они составля-ют необходимую предпосылку для предъявления правовых требований к поведению лю-дей. Так, достижение совершеннолетия потому влечет за собой возникновение граждан-ской дееспособности, что только в этом возрасте, по разумному предположению закона, у лица возникает способность отдавать себе отчет в тех действиях, которые совершаются в сфере, гражданского права. Наконец, признание юридического значения за такими собы-тиями, как рождение и смерть, находит свое объяснение в том, что право не может не реа-гировать на факт появления или исчезновения субъекта, поведение которого составляет предмет его регулирования и соответствующие интересы которого получают юридиче-скую защиту.
Итак, к какому бы гражданско-правовому событию мы ни обратились, оно проявляет свою юридическую функцию в том, что в связи с его наступлением или в предвидении его наступления правовому регулированию должно быть подвергнуто поведение людей. Прав поэтому проф. Магазинер, когда, критикуя теорию неправомерного состояния[1061], он указывает, что неправомерным является не состояние само по себе, а поведение людей, воздерживающихся от исполнения возложенной на них обязанности по устранению по-следствий, вызванных определенным состоянием[1062]. Иначе говоря, юридическое зна-чение имеют не события сами по себе, а те последствия, которые они порождают в облас-ти отношений между людьми.
События и действия не охватывают собою всех юридических фактов гражданского права. Под событиями обычно понимают явления, которые совершаются в определенный момент или отрезок времени, а затем исчезают, оставляя после себя последствия, приоб-ретающие юридическое значение. События выражаются, таким образом, в единократно наступающих юридических последствиях. Но имеются и такие явления, которые дейст-вуют в течение длительного времени, непрерывно и периодически порождая определен-ные правовые последствия. К числу явлений этого рода могут быть отнесены, например, естественные свойства вещей, юридическое действие которых не погашается в каком-либо одном правовом результате, и может выражаться в многократно повторяющихся правовых последствиях. Никто, по-видимому, не станет отрицать, что, независимо от при-знания значения объекта прав за самими вещами, их естественные свойства являются не объектами прав, а внешними условиями, приобретающими юридическое значение, т. е. юридическими фактами. Но, по всей вероятности, естественные свойства вещи не могут быть признаны юридическими событиями в обычном смысле этого слова, ибо, в отличие от событий, они представляют собой не преходящий юридический факт, а длящееся юри-дическое состояние, и порождают не единократные, а периодически повторяющиеся пра-вовые последствия. Так, свойство неделимости вещи всегда обусловливает солидарную ответственность, сколько бы ни было заключено обязательств и связи с этой вещью; свой-ство потребляемости вещи всегда исключает возможность заключения договора имущест-венного найма; принадлежностный характер вещи всегда предполагает ее следование за главной вещью и т. д. В связи с этим было бы целесообразно, наряду с событиями и дей-ствиями, выделить в особую группу под общим наименованием юридических обстоя-тельств такие неволевые явления, которые существуют постоянно или в течение длитель-ного времени, порождают непрерывно или периодически определенные правовые послед-ствия и не погашаются в единократном акте правового действия.
Для возникновения некоторых гражданских правоотношений недостаточно какого-либо единичного юридического факта, а требуется наступление их известной совокупно-сти, которую обычно называют фактическим составом или юридическим основанием (ти-тулом) права. Однако уже при наступлении некоторых или хотя бы даже одного из фак-тов, являющихся элементами юридического основания права, могут наступить известные, хотя и незавершенные, правовые последствия. Так, для заключения договора необходимо, как известно, совпадение волеизъявлений, выраженных в оферте и акцепте. Сама по себе оферта не порождает договорных отношений, но как один из элементов предусмотренного законом юридического основания их возникновения оферта обусловливает возможность установления этих отношений. Тот, кому адресована оферта, еще не приобретает конкрет-ных прав и обязанностей, но он может их приобрести, если он акцептирует оферту. Таким образом, в то время как полный фактический состав обусловливает возникновение прав и обязанностей, его наступившая часть создает лишь возможность для их возникновения. Но, как мы уже видели, возможность установления правовых отношений создается не только вследствие наступления известной части фактического состава, но и вследствие одного только факта наличия у субъекта прав право- и дееспособности. Чем же эти воз-можности отличаются друг от друга?
Рассматривая условия, наступающие вследствие реализации известной части фактическо-го состава, как своеобразную правовую возможность или как прообраз права, авторы это-го понятия указывают, что «прообраз права нужно определять так же, как и субъективное (конкретное) частное право, содержание которого состоит во власти установить конкрет-ное правоотношение, путем односторонней правовой сделки: Поэтому «право» сделать оферту, образовать учреждение, составить завещание, создать долговое требование для третьего лица путем договора и т. д. не является прообразом права. Ибо то, что может ка-ждый, не является конкретной властью: всякое субъективное право есть нечто большее, по сравнению с тем, что могут все или многие, власть, которая другим не принадле-жит»[1063]. Различие между право- и дееспособностью и самим понятием прообраза пра-ва они усматривают, таким образом, в том, что право- и дееспособность принадлежат ка-ждому, тогда как прообраз права принадлежит только определенному лицу.
Обращаясь к правовым возможностям, вытекающим из право- и дееспособности, с одной стороны, и наступившей части фактического состава, с другой стороны, мы должны иметь в виду, что различие между ними не сводится только к этому. Правоспособность есть спо-собность иметь права и обязанности вообще, она создает для ее обладателя абстрактную возможность приобретения любого охватываемого объемом правоспособности права. На-против, реализованная часть фактического состава создает для лица, в пользу которого она установлена, возможность приобретения не всякого, а лишь такого права, юридиче-ским основанием которого данный состав является. При этом реализация правовой воз-можности может зависеть не только от действий лица, приобретающего права и обязанно-сти (а именно в этом усматривают существо прообраза права сторонники этого понятия), но и от действий других лиц или даже от внешних событий, если только они составляют недостающую часть фактического состава[1064].
Правовая возможность создается не только благодаря наступившим событиям и действиям, являющимся элементами сложного фактического состава, но и благодаря са-мим правам и обязанностям, при помощи которых могут быть порождены новые правовые последствия, установлены новые правоотношения. Так, право собственности, которое са-мо приобретается определенным юридическим способом, в свою очередь, является одним из решающих элементов оснований установления залоговых правоотношений, а также от-ношений, возникающих из договоров имущественного найма, ссуды, займа и некоторых других договоров. Возникновению обязательственного правоотношения также предшест-вуют определенные юридические факты, в силу которых его субъекты приобретают из-вестные права и обязанности, но если бы должник по обязательству не выполнил своих обязанностей или выполнил их ненадлежащим образом, то кредитор приобрел бы вслед-ствие этого новые правопритязания в отношении своего контрагента, а обязательственное отношение выступило бы в этом случае в качестве одного из элементов юридического ос-нования возникновения новых прав, наступления новых правовых последствий.
Таким образом, наряду с другими явлениями внешнего мира, в качестве юридиче-ских фактов могут выступать сами гражданские права и правоотношения. Следовательно, значение права состоит не только в том, чтó оно непосредственно обеспечивает своему обладателю, но также и в тех скрытых возможностях правоприобретения, которые оно та-ит в себе как юридический факт. Являясь юридическим средством удовлетворения инте-ресов управомоченного, охраняемых законом, субъективное право может выполнить эту функцию непосредственно, поскольку оно обеспечивает поведение обязанных лиц, и кос-венно, поскольку из него могут возникнуть новые права и обязанности. Интересы собст-венника удовлетворяются самим пользованием, но они могут быть удовлетворены также благодаря правам и обязанностям, которые он приобретает как залогодатель, займодавец, наймодатель и т. д. Интересы кредитора по обязательству охраняются его наличными пра-вомочиями, если должник выполняет свои обязанности нормально и своевременно, но они должны быть охранены возникающими на основе этих правомочий новыми правами, если должник не выполняет своих обязанностей или выполняет их ненадлежащим образом.
Но если субъективные гражданские права обеспечивают удовлет-ворение интере-сов управомоченных как сами по себе, так и благодаря возникающим на их основе новым гражданским правам и обязанностям, то познание их значения и сущности предполагает их изучение не только как прав, но и как возможных элементов юридических оснований возникновения новых правовых последствий, т. е. как юридических фактов.
Юридические факты, с точки зрения влияния, которое они оказывают на динамику правоотношения, обычно подразделяют на факты правообразующие, правоизменяющне и правопрекращающие. Мы остановимся только на правообразующих фактах, рассматривая их как юридические основания возникновения права собственности, а также обязательст-венных, наследственных и семейных прав.
3
Существующая классификация оснований возникновения права собственности подразделяет все многообразие этих оснований на первоначальные и производные спосо-бы приобретения права собствен-ности. Теоретическое и практическое значение этой классификации состоит, как известно, в том, что в зависимости от способа приобретения права собственности по-разному определяется правовое положение приобретателя. Если право собственности приобретается производным способом (например, по наследованию или на основании гражданско-правовых сделок), то, поскольку никто не может передать другому больше прав, чем он сам имеет, к новому собственнику, за исключениями, уста-новленными в законе, переходят правомочия в таком объеме, в каком они принадлежали его предшественнику. Если же право собственности приобретается первоначальным спо-собом (например, вследствие конфискации или реквизиции, обнаружения клада или неис-требования находки собственником), то, поскольку у нового собственника нет предшест-венника или его право возникает независимо от прав прежнего собственника, он приобре-тает правомочия в таком объеме, который установлен нормами, регулирующими право собственности.
Выделение конкретных видов юридических оснований возникновения права собст-венности, подводимых под различные способы его приобретения, также исходит из неко-торой специфики правовых последствий, вытекающих из этих оснований. Так, завладение и спецификация, являющиеся основаниями первоначального приобретения права собст-венности, порождают различные юридические последствия: оккупант приобретает ничем не обремененное право; спецификант, если он становится собственником, обязан возмес-тить стоимость материалов их прежнему собственнику. Купля-продажа и наследование, являющиеся основаниями производного приобретения права собственности, также поро-ждают различные юридические последствия: покупатель, как правило, отвечает по обре-менениям приобретенного им права только в том случае, если он знал или должен был знать об их существовании; наследник отвечает по обременениям приобретенного им на-следства независимо от его знания или незнания.
Однако как бы ни было велико теоретическое и практическое значение этой классифика-ции, в ней имеется большой пробел, образовавшийся вследствие отсутствия в ней таких оснований возникновения права собственности, в которых получает свое выражение глав-ный источник образования собственности. Не заполняет этого пробела и юридическое учение о плодах, ибо устанавливаемая им презумпция принадлежности собственнику всех порождений собственности исходит из «производящей силы» самой вещи, тогда как мар-ксистское учение о собственности рассматривает ее не как результат действия самой при-роды, а как «присвоение индивидом предметов природы внутри и посредством опреде-ленной общественной формы»[1065]. «Веществу природы он сам (человек. - О. И.) проти-востоит как сила природы. Для того, чтобы присвоить вещество природы в известной форме для его собственной жизни, он приводит в движение принадлежащие его телу есте-ственные силы: руки и ноги, голову и пальцы»[1066]. Таким образом, для осуществления присвоения и для возникновения права собственности недостаточно одного лишь «веще-ства природы», но необходимо также, чтобы осуществился процесс труда, протекающий в определенной общественной форме. Природа создает только материальный субстрат соб-ственности, ее вещественные элементы; но собственность как присвоение возникает в процессе труда, причем если труд является фактическим источником образования собст-венности, то собственность на средства производства составляет общественное условие присвоения результатов труда, а осуществляемое собственником правомочие по исполь-зованию принадлежащих ему средств производства образует юридическое основание для возникновения права собственности в его лице. Соединение рабочей силы со средствами производства, юридически основанное на осуществлении собственником одного из его правомочий, права пользования, и представляет собою, следовательно, главную предпо-сылку образования собственности, связанную с юридическим основанием возникновения права собственности.
Юридическим основанием возникновения права собственности, в котором получа-ет свое выражение главный источник образования собственности, является осуществление собственником правомочия по использованию принадлежащих ему средств производства путем соединения с ними рабочей силы, в соответствии с данными классовыми отноше-ниями. Сообразно с этим должны быть определены соответствующие основания возник-новения различных видов права собственности в СССР.
Главным источником образования государственной социалистической собственности в настоящее время является производственная деятельность государственных хозяйствен-ных организаций. Не являясь собственником переданного имущества, каждый хозорган тем не менее в известном объеме обладает всеми тремя правомочиями собственника, в том числе и правом пользования. «Когда Кировский завод, - пишет проф. Венедиктов, - использует принадлежащее единому собственнику - социалистическому государству - оборудование завода или сжигает топливо и расходует сырье, принадлежащее тому же единому собственнику, он как социалистический государственный орган: выполняя воз-ложенное на него государством плановое задание, осуществляет производительное по-требление этих средств производства. Именно для этой цели он должен обладать в необ-ходимом объеме правомочиями и по владению, и по пользованию, и по распоряжению за-крепленным за ним государственным имуществом. Без этих правомочий он не может вы-полнить возложенной на него части единого народнохозяйственнего плана»[1067]. Плано-вое использование имущества, переданного хозоргану в оперативно-хозяйственное управ-ление, осуществляется в процессе расширенного социалистического воспроизводства, ре-зультатом которого является создание и воссоздание государственной социалистической собственности. Следовательно, юридическим основанием возникновения права государ-ственной социалистической собственности, в котором выражается главный источник ее образования, является осуществляемое хозорганами правомочие по производительному использованию переданного им в оперативно-хозяйственное управление имущества, на основании и в целях выполнения народнохозяйственного плана.
Главным источником образования кооперативно-колхозной социалистической соб-ственности является производственная деятельность кооперативно-колхозных объедине-ний. Обобществленные средства производства этих объединений принадлежат на праве собственности им самим, они сами осуществляют все правомочия собственника, в том числе и право пользования. Последнее правомочие принадлежит им также и в отношении земельных массивов, переданных колхозам на праве бессрочного пользования, т. е. навеч-но. Эксплуатация общественных средств производства в кооперативно-колхозных объе-динениях осуществляется при помощи труда их членов, прилагаемого в процессе расши-ренного воспроизводства, который протекает в соответствии с планом и в результате ко-торого создается и воссоздается колхозно-кооперативная социалистическая собствен-ность. Юридическим основанием возникновения права колхозно-кооперативной социали-стической собственности, в котором выражается главный источник ее образования, явля-ется осуществляемое колхозно-кооперативными объединениями как собственниками или пользователями средств производства правомочие по их производительному использова-нию на основе и в соответствии с планом.
Личная собственность граждан на их трудовые доходы и сбережения является про-изводной от социалистической собственности, в процессе производственной эксплуатации которой они прилагают свой труд. Единственным источником образования личной собст-венности граждан может быть только расширенное социалистическое воспроизводство и извлекаемый из него социалистический общественный доход, на известную долю которо-го могут притязать советские граждане в соответствии с количеством и качеством труда, приложенного ими в социалистической системе хозяйства как субъектами трудовых пра-во-отношений, возникших либо на основе трудового договора с государственными орга-низациями, либо на основе членства в кооперативно-колхозных объединениях. Таким об-разом, для возникновения права личной собственности граждан существенными являют-ся: расширенное социалистическое воспроизводство как источник образования социали-стической собственности вообще, в том числе и производной от нее личной собственно-сти граждан; трудовые правоотношения граждан с государственными организациями или кооперативно-колхозными объединениями как юридическое основание их правомочия на получение известной части общественного дохода; количество и качество действительно затраченного ими труда как фактическое основание для определения действительной ве-личины причитающейся им доли общественного дохода. Сообразно с этим юридическое основание возникновения права личной собственности граждан, в котором выражается главный источник ее образования, следует определять как осуществляемый гражданами на основе трудовых правоотношений в процессе социалистического воспроизводства труд, в соответствии с количеством и качеством которого им выделяется определенная доля социалистического общественного дохода.
Источником образования собственности мелких частных хозяйств единоличных крестьян и кустарей является их личная трудовая деятельность. Обладая некоторыми средствами производства на праве собственности, единоличные крестьяне и кустари име-ют в отношении этих средств производства все правомочия собственника. Поскольку, од-нако, им запрещается эксплуатация чужого труда, и они могут использовать принадлежа-щие им средства производства только при помощи своего собственного труда, то и по фактическим и по юридическим основаниям единоличные крестьяне и кустари должны быть признаны собственниками всего создаваемого ими продукта. Следовательно, юри-дическим основанием возникновения права собственности мелких частных хозяйств еди-ноличных крестьян и кустарей, в котором выражается главный источник ее образования, является осуществляемое единоличными крестьянами и кустарями правомочие по исполь-зованию принадлежащих им средств производства путем приложения к ним их личного труда, с исключением эксплуатации чужого труда.
Все эти основания возникновения права собственности относятся к числу первона-чальных способов его приобретения. Им свойственно поэтому то, что вообще свойственно первоначальным способам приобретения права собственности: объем правомочий собст-венника во всех этих случаях не носит на себе следов преемственности и определяется общими нормами законодательства о праве собственности. Но они тем не менее являются различными основаниями, порождающими различные правовые последствия: объем и ха-рактер правомочий собственника во всех этих случаях определяется по-разному и зависит от вида права собственности, который возникает из соответствующего основания. Нако-нец, эти основания существенным образом отличаются от всех других как первоначаль-ных, так и производных способов приобретения права собственности, ибо они выражают создание новых, а не простое перемещение уже существующих предметов. Именно по-этому они не только могут быть выделены в самостоятельный вид, но и должны быть по-ставлены на первое место среди других оснований и способов возникновения и приобре-тения права собственности.
4
Система оснований возникновения гражданских обязательственных отношений разрабо-тана в известном труде проф. Агаркова «Обязательство по советскому гражданскому пра-ву». В соответствии с правильно поставленной и четко сформулированной задачей и на-учной систематизации[1068], проф. Агарков делает первую в науке советского граждан-ского права попытку ее разрешения, расположив различные виды обязательств и их раз-личные основания по следующей схеме:
«1. Обязательства, непосредственно направленные на выполнение плана народного хозяй-ства и на удовлетворение материальных и культурных потребностей граждан, возникают всегда из действий, которые совершаются со специальным намерением создать такие обя-зательства»[1069]. К действиям этого рода относятся акты государственного управления (административные акты) и гражданско-правовые акты (сделки)[1070].
«2. Обязательства, непосредственно направленные на охрану социалистической и личной собственности, возникают не из юридических актов: Эти обязательства имеют целью уст-ранить определенные последствия для имущества советского государства и других коопе-ративных и общественных организаций, а также для имущества граждан»[1071]. К факти-ческим составам, из которых могут возникнуть обязательства этого рода, относятся: про-тивоправное причинение вреда; правомерное причинение вреда, когда его возмещение со-образно возложить на причинителя; неосновательное обогащение; исполнение обязатель-ства одним из солидарно обязанных должников, дающее право на регрессное требование к другим должникам в соответствующей доле»[1072].
«3. Обязательства, непосредственно направленные на социалистическое распределение, т. е. на осуществление принципа «от каждого по его способностям, каждому по его тру-ду», возникают либо из сделок, либо в результате использования общеполезного труда гражданина в интересах социалистического общества, либо в случаях, когда доля общест-венного дохода, полученная гражданином в качестве его трудового дохода, в силу закона предназначена не только для него лично (алиментное обязательство)»[1073]. Сюда отно-сятся также обязательства, возникающие в связи с оплатой труда авторов и изобретате-лей[1074].
Достоинство этой схемы состоит в том, что систематизация оснований возникнове-ния обязательств увязывается в ней с целями, ради достижения которых соответствующие обязательства устанавливаются. Благодаря этому становится возможным объяснить раз-личные признаваемые законом способы установления обязательств материальными по-требностями социалистического общества, которыми они порождаются и в целях удовле-творения которых они возникают. Указания на соответствующие потребности содержатся в самой схеме: первая группа обязательств опосредствует отношения, которые возникают из потребностей, связанных с выполнением народнохозяйственного плана, а также с удов-летворением материальных и культурных нужд граждан; вторая группа обязательств обу-словлена потребностями, связанными с охраной социалистической и личной собственно-сти; при помощи обязательств третьей группы оформляются отношения по распределе-нию социалистического общественного дохода.
На первый взгляд может показаться, что одним из недостатков этой схемы является отсутствие в ней указания на конкретную сферу хозяйственной деятельности социалисти-ческих организаций - сферу производства или сферу обращения, потребности которой не-посредственно предопределяют необходимость установления обязательств различного рода. Однако при помощи такого чисто экономического критерия невозможно построить правильной системы оснований возникновения обязательств потому, что обязательствен-ные отношения обслуживают различные сферы хозяйственно-экономической деятельно-сти - не только сферу распределения и обмена, но и самое производство. Это относится и к таким договорам подряда, который непосредственно связан с производственной дея-тельностью, но это относится и к договору имущественного найма, в результате которого может быть получено оборудование для временного производственного использования, и даже к договору купли-продажи, который может быть заключен как для удовлетворения потребностей продавца, связанных со сферой обращения, так и для удовлетворения по-требностей покупателя, связанных со сферой производства.
Следовательно, обязательства, основания возникновения которых включены в пер-вый раздел рассматриваемой схемы, обслуживают потребности, связанные как со сферой производства, так и со сферой обращения. Именно поэтому было бы целесообразнее вслед за этим разделом поместить третий раздел схемы (основания возникновения обязательств, непосредственно направленных на распределение социалистического общественного до-хода), поскольку распределение, являясь предпосылкой обмена, наиболее тесным образом связано с собственно производством. Целесообразность такого перемещения оправдыва-ется также и тем, что обязательства второго раздела направлены не только на охрану прав, перечисленных проф. Агарковым, но и на охрану прав, возникающих в связи с распреде-лением социалистического общественного дохода.
Что же касается второго раздела схемы проф. Агаркова, то из включенных в него оснований возникают обязательства, направленные как на охрану социалистической и личной собственности, так и на охрану личных неимущественных прав, а также прав, воз-никающих из обязательственных отношений. К числу обязательств первого рода относят-ся, в частности, обязательства, возникающие вследствие причинения вреда здоровью и жизни личности. К числу обязательств второго рода относится между прочим, и упоми-наемое проф. Агарковым обязательство, возникающее вследствие предоставления одному из солидарно обязанных должников, выполнившему перед кредитором обязательство в полном объеме, права на регрессное требование к другим должникам в соответствующей доле, поскольку, обеспечивая интерес должника, выполнившего обязанность в полном объеме, оно в то же врем укрепляет обязательственное отношение в целом. Поэтому было бы целесообразно, переместив второй раздел рассматриваемой схемы на третье место, объединить в нем основания возникновения обязательств, направленных не только на ох-рану социалистической и личной собственности, но и на охрану и закрепление граждан-ских прав вообще.
В качестве одного из элементов оснований возникновения обязательственных от-ношений обычно выступает право собственности. Право собственности займодавца явля-ется необходимой предпосылкой для установления обязательственных отношений, возни-кающих из договора займа; наймодатель также должен быть собственником имущества, сдаваемого им внаем; из предпосылки наличия права собственности на стороне продавца исходят также при заключении договора купли-продажи и т. д. В свою очередь, обяза-тельственные отношения могут выступать в качестве оснований возникновения права собственности. Право собственности может быть приобретено по договору купли-продажи, мены и дарения. Право собственности возникает также у заемщика в результате заключения договора займа.
Таким образом, являясь предпосылкой возникновения обязательственных отноше-ний, право собственности, в свою очередь, может выступить в качестве следствия уста-новления обязательств. Однако взаимная зависимость между правом собственности и обя-зательственными правами не должна скрывать от нас определяющей роли права собст-венности внутри этой зависимости, а это обстоятельство должно иметь решающее значе-ние для построения общей системы основных институтов гражданского права.
Как известно, в теории все еще продолжает оставаться спорным вопрос о том, ка-кие отношения составляют предмет регулирования вещного и обязятельственного права как центральных гражданско-правовых институтов. Серьезные разногласия существуют, в частности, по поводу возможности включения в разряд вещных прав права застройки и залогового права.
Обращаясь к этому вопросу, мы должны исходить из тех принципов, на которых основывается научная систематизация вообще. Всякая научная систематизация лишь в том случае является правильной, если она отвечает задачам, выдвигаемым в связи с ее осуществлением, и если при этом в качестве fundamentum divisionis будет избран такой признак, который, характеризуя явления с сущностной стороны, оказывается решающим как в теоретическом, так и в практическом отношении.
Основная задача систематизации норм гражданского права состоит в такой их группиров-ке, которая позволила бы установить общие положения для соответствующих разделов, представленных в виде единого целого, соответственно той отрасли общественных отно-шений, которая ими регулируется[1075]. Какой же существенный признак отношений гражданского права может обеспечить разрешение этой задачи?
Казалось бы, наиболее удачным является экономический признак, сообразно с ко-торым к предмету вещно-правового регулирования должны быть отнесены правоотноше-ния, связанные со сферой производства, а к предмету обязательственно-правового регули-рования - правоотношения, связанные со сферой обращения. Однако последовательное использование этого признака привело бы к практически ошибочным выводам, ибо со сферой производства связаны не только отношения собственности, но и отношения, воз-никающие из договора подряда, страхования и некоторые другие обязательственные от-ношения.
Не приводит к должным результатам и юридический признак, соответственно ко-торому к предмету вещно-правового регулирования должны быть отнесены лишь такие правоотношения, которые содержат в себе вещно-правовые элементы, поскольку в этом случае такие обязательственные отношения, как отношения, возникающие из договора ссуды, имущественного найма или комиссии, должны были бы оказаться в разряде вещ-ных правоотношений.
Можно было бы, наконец, воспользоваться комбинированным экономически-юридическим критерием, отнеся к предмету регулирования вещного права только такие отношения, которые, будучи связанными со сферой производства, содержат в себе вещно-правовые элементы. Но в этом случае некоторые обязательственные отношения (напри-мер, отношения, возникающие из договора имущественного найма), которым присущи оба эти признака, пришлось бы отнести к разряду вещных правоотношений.
Но если ни один из этих признаков не обеспечивает правильного разрешения зада-чи систематизации основных институтов гражданского права, то по всей вероятности, не-обходимо обратиться к анализу этих институтов по их общему значению и, установив су-ществующую между ними функциональную зависимость, определить их место в системе гражданского права.
Во взаимной зависимости между правом собственности и другими имущественны-ми правами решающее значение имеет право собственности. Любые имущественные пра-ва, в том числе и права обязательственные, а также залоговое право и право застройки, как бы разнообразны по характеру правомочий и обязанностей своих субъектов они ни были, имеют в качестве своей главной предпосылки и решающего юридического основания пра-во собственности как основное и наиболее всеобъемлющее имущественное право. С этой точки зрения было бы правильнее существующее деление основных институтов граждан-ского права на права вещные и обязательственные заменить их делением на право собст-венности и обязательственные права, отнеся к разряду последних право застройки и зало-говое право, поскольку, с одной стороны, условием и предпосылкой возникновения по-следних также является право собственности, а, с другой стороны, решающее и длящееся значение, которое имеет договор для установления этих прав, создает возможность для сохранения общих норм обязательственного права и в том случае, если в него будет включено право залога и застройки.
5
Своеобразие оснований возникновения наследственных прав заключается в том, что они всегда выступают не как единичный юридический факт, а как сложный фактиче-ский состав. Так, наследование по закону может возникнуть в силу факта смерти наследо-дателя при наличии родственной близости и определенной степени или пребывания на иждивении наследодателя в течение одного года до его смерти и нетрудоспособности иж-дивенца. Право на наследование у наследников второй и третьей очереди возникает в том случае, если к факту родственной близости определенной степени и смерти наследодателя присоединится факт отсутствия наследников предшествующих очередей или их отказ от наследства. Наследование по завещанию, при наличии законных наследников, предпола-гает для своего осуществления, кроме родственной близости или иждивения, факт смерти наследодателя, а также составление завещания в пользу лиц, входящих в круг законных наследников. Наконец, исследование по завещанию третьими лицами может иметь место только при отсутствии законных наследников в случае смерти наследодателя, составив-шего завещание в пользу третьих лиц.
Некоторые элементы юридического основания, из которого возникают наследст-венные права, должны быть налицо до смерти наследодателя (родство, иждивение, заве-щание); другие элементы могут наступить после его смерти (смерть наследников предше-ствующих очередей или их отказ от наследства); между этими элементами находится факт смерти наследодателя как главный элемент юридического основания возникновения на-следственных прав. Но каждый из этих элементов обладает самостоятельным предвари-тельным юридическим действием как известная наступившая часть сложного фактическо-го состава, являющегося основанием возникновения наследственных прав.
Первым элементом этого состава является родственная близость определенной степени или факт иждивения в течение одного года при наличии нетрудоспособности иж-дивенца. Не порождая наследственных прав непосредственно, перечисленные факты при-обретают известное юридическое действие сами по себе, поскольку они связывают насле-додателя, лишая его возможности неограниченно свободного распоряжение своим иму-ществом на случай смерти. В то же время, придавая юридическое значение этим фактам, закон тем самым обеспечивает интересы как самого наследодателя, имущество которого в случае его смерти перейдет к лицам, которым, по разумному предположению закона, он сам должен был бы его предназначить, так и наследников, для которых создается возмож-ность приобретения наследственных прав, превращающаяся в действительность в случае смерти наследодателя. Возникновение конкретных прав зависит при этом не от действий лица, в пользу которого была создана известная правовая возможность, а от внешнего со-бытия, происходящего помимо и независимо от воли этого лица. Следовательно, правовые возможности, возникающие вследствие реализации известной части фактического соста-ва, могут быть осуществлены не только в силу волевых действий, как думают сторонники теории прообраза права, но и в силу внешних событий, если только они являются недос-тающими элементами частично наступившего фактического состава.
Правовая возможность, созданная фактом родства в пользу наследников второй или третьей очереди, может быть либо погашена, если имеются наследники предшест-вующей очереди и если они принимают наследство, либо реализована, если наследники предшествующих очередей откажутся от наследства или если таковых вообще не сущест-вует. В данном случае правовая возможность, возникающая еще при жизни наследодате-ля, погашается или реализуется вследствие фактов, наступающих после его смерти. Воз-никновение конкретных прав зависит при этом не от действий лица, в пользу которого создается правовая возможность, а от внешних событий или даже от воли других лиц, действия которых восполняют недостающую часть фактического состава. Само собою ра-зумеется, что так как реализация правовой возможности не всегда зависит от действий лица, в пользу которого она создается, то и ее устранение может произойти помимо его воли, вследствие ненаступления внешних событий или несовершения необходимых дей-ствий другими лицами, а, следовательно, и в этом случае правовые возможности не по-крываются понятием прообраза права.
Возможность приобретения наследственных прав, имеющаяся у наследников, в пользу которых не устанавливается законная доля, может быть устранена уже при жизни наследодателя, путем составления завещания в пользу других наследников, и тогда насту-пление недостающей части фактического состава утрачивает для них юридический смысл постольку, поскольку погашается действие его предшествующей части. Завещание как новый юридический факт, присоединяющийся к факту родства, создает для соответст-вующих наследников расширенные или суженные правовые возможности, когда оно уве-личивает или сокращает их законную долю. Последующая отмена завещания восстанав-ливает правовые возможности, вытекающие из факта родства; но если завещание не будет отменено, то последующая смерть наследодателя обусловит реализацию правовых воз-можностей, возникших из факта родства и расширенных или суженных завещанием.
Отсутствие законных наследников и наличие завещания умершего наследодателя образуют юридическое основание возникновения наследственных прав у лиц, указанных в завещании. Однако факт отсутствия законных наследников, хотя он и является одним из элементов этого основания, сам по себе еще не создает какой-либо правовой возможности для конкретных третьих лиц, а имеет юридическое значение только для самого наследода-теля, который освобождается теперь от связанности, установленной в пользу законных наследников. После составления завещания в пользу конкретных третьих лиц факт отсут-ствия законных наследников приобретает и для них действительное правовое значение, поскольку теперь они приобретают реальную правовую возможность, которая может быть либо осуществлена вследствие смерти завещателя, либо упразднена вследствие отмены завещания.
Смерть наследодателя для первой очереди законных наследников и для наследни-ков по завещанию является заключительным элементом юридического основания возник-новения их наследственных прав. Основание возникновения наследственных прав закон-ных наследников второй и третьей очереди имеет в качестве своего заключительного эле-мента смерть наследодателя только в том случае, если отсутствуют наследники предшест-вующих очередей; в противном же случае их наследственные права могут возникнуть только при условии отказа наследников предшествующих очередей от принятия наследст-ва, заявленного после смерти наследодателя. Однако с наступлением смерти наследодате-ля всегда имеется определенное лицо, у которого наследственное право возникает немед-ленно, а если его нет, то наследственное имущество как выморочное поступает в доход государства. Таким образом, нельзя указать ни на один момент во времени, в течение ко-торого наследственная масса существовала бы как совокупность никому не принадлежа-щих прав, т. е. как бессубъектное право. Конечно, в течение известного времени от отсут-ствующих наследников может не поступать заявление о принятии наследства или до исте-чения известного времени присутствующие наследники могут отказаться от принятия на-следства, но это имеет значение для осуществления, а не для возникновения наследствен-ных прав. Самое же наследственное право у определенных наследников возникает в мо-мент открытия наследства, т. е. в момент смерти наследодателя. В силу их отказа от при-нятия наследства или в силу их отсутствия, наследственная масса может перейти к на-следникам другой очереди или как выморочное имущество поступить в доход государст-ва, но тем не менее она всегда принадлежит определенному субъекту и никогда не являет-ся имуществом бессубъектным.
Лицо, приобретающее наследственное право, становится собственником наследст-венного имущества только после осуществления своего права. Но это не означает, что в промежуток времени между моментом смерти наследодателя и осуществлением наследст-венного права наследственная масса является res nullius, ибо с одной стороны, факту при-нятия наследства придается обратная сила, а, с другой стороны, хотя наследник и не ста-новится собственником наследственной массы до осуществления своего права, он имеет такое право, которое может превратиться в право собственности. Реальное значение на-следственного права состоит не в том, что его носитель вообще имеет данное право, а в том, что последнее является юридическим основанием для возникновения нового права - права собственности. Иначе говоря, наследственное право имеет значение для его облада-теля не столько как право, сколько как юридический факт. Именно потому, что наследст-венное право настолько приближается к праву собственности, которое из него возникает, наследственное правоотношение по своей конструкции оказывается аналогичным отно-шению собственности: активными субъектами этого правоотношения являются наследни-ки, управомоченные на приобретение права собственности; им противостоят все третьи лица, обязанные воздерживаться от действий, препятствующих осуществлению этого пра-ва.
Наследственные права могут явиться также юридическим основанием возникнове-ния правовых отношений между сонаследниками, между ними и третьими лицами, креди-торами и должниками наследодателя, а также между наследниками и государственными органами, на которые возлагаются обязанностями по охране наследства, обеспечению на-следственных прав и т. д. Поскольку значение наследственных прав состоит не столько в том, что они сами являются правами, сколько в том, что они открывают возможность для приобретения новых прав и, прежде всего, права собственности, то и для понимания их сущности они должны быть изучены не только сами по себе и не только с точки зрения оснований их возникновения, но и как основания приобретения новых прав и создания новых юридических возможностей.
6
Семейно-брачные отношения, так же как и наследственные права, возникают из сложного фактического состава: из факта регистрации брака в органах загса или других органах, выполняющих их функции, при наличии волеизъявления лиц, желающих всту-пить в брак, а также при наличии обстоятельств, обусловливающих возможность вступле-ния в брак (достижение брачной дееспособности), и отсутствии обстоятельств, препятст-вующих вступлению в брак (родства определенной степени, другого зарегистрированного брака и т. д.). Однако, в отличие от отдельных элементов юридического основания воз-никновения наследственных прав, ни один из положительных элементов основания воз-никновения семейно-брачных отношений, при отсутствии факта регистрации брака, не порождает ни правовой связанности, ни реальных юридических возможностей. Напротив, отсутствие некоторых элементов этого основания, лишь при наличии которых возможно вступление в брак, и наличие не входящих в него обстоятельств, лишь при отсутствии ко-торых возможно установление семейно-брачных отношений, порождает известную право-вую обязанность для всех третьих лиц или для лиц, на стороне которых должны наличест-вовать или отсутствовать данные обстоятельства. Так, наличие между данными лицами родственной близости определенной степени, которая должна отсутствовать, согласно предписанию закона, лишает их возможности вступить в брак друг с другом. Недостиже-ние данным лицом возраста, достижение которого, согласно предписанию закона, необхо-димо для возникновения брачной дееспособности, не только лишает возможности данное лицо вступить в брак, но и обязывает всех других лиц воздерживаться от вступления с ним в брачные отношения.
Среди всех элементов юридического основания возникновения семейно-брачных отношений решающее значение имеет факт регистрации брака, который после издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. приобретает уже не просто формально-доказа-тельственное, но и материально-правовое значение конститутивного элемента установления брака. До регистрации брака никакое фактическое состояние не может породить каких-либо правовых последствий, в том числе и правовой связанности, которая обычно устанавливается в случае наступления некоторых элементов юридическо-го основания возникновения всех других гражданских прав. Если же регистрация состоя-лась, то последующее обнаружение обстоятельств, препятствующих вступлению в брак, сами по себе не уничтожают брака до тех пор, пока объявление брака недействительным не сделает возможным отменить ранее произведенную регистрацию. В последнем случае особое конститутивное значение регистрации брака проявляет себя с тем большей силой, что в то время, как все другие права и правоотношения могут возникнуть только при на-личии всех элементов фактического состава и прекратиться с исчезновением даже одного из них, семейно-брачные отношения, возникающие вследствие регистрации брака, при отсутствии одного из необходимых элементов его юридического основания могут быть прекращены только в том случае, если будет отменена ранее произведенная регистрация брака.
Семейно-брачные отношения, имея фактическое основания своего собственного возникновения, могут, в свою очередь, явиться основанием возникновения новых прав и правоотношений. Так, семейно-брачные отношения между супругами, имеющие право-вую силу только в том случае, если брак был зарегистрирован, является тем фактом, кото-рый необходим для придания правового значения родственным отношениям между деть-ми и отцом. Только при наличии этого факта дети могут наследовать имущество отца, притязать на алиментирование с его стороны и при известных условиях быть обязанными к алиментированию отца. Только при наличии этого факта они признаются состоящими в родственных отношениях с родственниками отца, а это при известных условиях может привести к возникновению взаимных правовых отношений между ними.
Значение юридического факта могут иметь не только существующие, но и прекра-щающиеся семейно-брачные отношения. Так, несмотря на расторжение брака, при извест-ных условиях на одного из супругов может быть возложена обязанность по алиментиро-ванию другого супруга в течение определенного времени. Ранее существовавший брак, несмотря на его последующее расторжение, является основанием для придания правового значения родственным отношениям между детьми, родившимися в этом браке, и детьми отца, родившимися во втором зарегистрированном браке.
Таким образом, семейно-брачные отношения как отношения правовые могут рас-сматриваться и сами по себе, и как правовые последствия, имеющие свою причину, и как причина, обусловливающая наступление новых правовых последствий. Но они отнюдь не составляют исключения в этом смысле, а, напротив, подтверждают собою общее правило, которое может и должно быть распространено на категорию правовых отношений вооб-ще.
Всякое правовое отношение лишь в том случае может быть познано в полном объ-еме, если оно будет изучено не только с точки зрения заключенных в нем прав и обязан-ностей и не только с точки зрения оснований, из которых оно возникает, но и с точки зре-ния того значения, которое оно приобретает как юридический факт, служащий основани-ем возникновения новых прав, причиной наступления новых правовых последствий.
Печатается по: Иоффе О. С. Правоотношение
по советскому гражданскому праву /
Отв. ред. С. И. Аскназий. Л.:

Примечания:
[1041] И. В. Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 537.
[1042] Система эта, как известно, была разработана Савиньи. Он же впервые ввел в упот-ребление термин «юридические факты», именуя ими «события, которыми обусловливает-ся начало или конец правоотношения» (F. Savigny. System des heutigen römischen Rechts, т. III, 1840, стр. 3).
[1043] См. там же, стр. 5 - 6.
[1044] Этот недостаток системы Савиньи был обнаружен вскоре после ее появления, и в последующее время выделение правонарушений в особую группу юридических фактов является обычным даже для тех авторов, которые во всем остальном воспроизводят сис-тему Савиньи без особых изменений. Так, Шершеневич, подразделяя всю совокупность юридических фактов на события и действия, указывает при этом, что «в свою очередь юридические действия разделяются на два вида: сделки и правонарушения» (Г. Шершене-вич. Общая теория права. М., 1912, стр. 623).
[1045] Понятие сложного юридического факта или фактического состава как основания или титула права, представляющее собою своеобразный аналог понятия состава преступ-ления в уголовном праве, в той или иной мере получает свое отражение едва ли не во всех работах, опубликованных после издания «Системы» Савиньи. С особой тщательностью этот вопрос освещается в работе: A. Tuhr. Der allgemeine Teil des deutschen bürgerlichen Rechts, т. II, 1914, стр. 8 - 142.
[1046] См. там же, стр. 19.
[1047] См.: E. Seckel. Die Gestaltungsrechte des bürgerlichen Rehts, Festgabe für Koch. 1903.
[1048] См.: B. Kostes. De la distinction des faits juridiques et des faits matériels, 1924.
[1049] См.: A. Manigk. Juristische Thatsachen, Handtwörterbuch der Rechtswissenschaft von Stier-Sommlo und Elster, т. V, 1928, стр. 851.
[1050] М. М. Агарков. Обязательство по советскому гражданскому праву, стр. 85 - 86.
[1051] N. Dernburg. Pandekten, т. I, 1902, стр. 180.
[1052] Schlossmann. Der Vertrag, 1876, стр. 18.
[1053] См. там же.
[1054] Regelsberger. цит. соч. стр. 437.
[1055] См.: Eltzbacher. Handlungsfätigkeit, т. I, 1903, стр. 67.
[1056] См.: Hölder. Pandekten, 1891, стр. 172.
[1057] См.: Crome. System des deutschen bürgerlichen Rechts, 1898, стр. 9.
[1058] См.: Bierling. Juristische Principienlehre, т. II, 1898, стр. 9.
[1059] В своей работе , 1879, стр. 233 Zitelmann, исходя из кантова понимания причины и следствия как априорных категорий, говорит: «Право, поскольку оно является свободным созданием человека, выбирает факты, соответственно комплексы фактов, с которыми оно связывает правовые действия».
[1060] См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XIV, стр. 22.
[1061] См.: Ф. Тарановский. Учебник энциклопедии права, 1917, стр. 164; Н. Коркунов. Лекции общей теории права, 1917, стр. 160.
[1062] См.: Я. М. Магазинер. цит. соч., стр. 60, 61.
[1063] Seckel. Цит. соч., стр. 210, 211.
[1064] Дальнейший анализ этих положений на конкретных примерах из области наследст-венного права содержится в § 5 настоящей главы.
[1065] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.XII, ч. I, стр. 177.
[1066] К. Маркс. Капитал, т. I, 1931, стр. 119.
[1067] А. В. Венедиктов. Право государственной собственности. - Вопросы советского гражданского права, 1945, стр. 106.
[1068] См.: М. М. Агарков. Обязательство по советскому государственному праву, стр. 85, 86.
[1069] Там же, стр. 169.
[1070] См. там же, стр. 115 - 138.
[1071] Там же, стр. 169, 170.
[1072] См. М. М. Агарков. Цит. соч., стр. 170.
[1073] Там же.
[1074] См. там же, стр. 162, 163.
[1075] Подробнее об этом см. в цитированной выше работе проф. С. И. Аскназия, стр. 98.



Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2022