ЕЛЕКТРОННА БІБЛІОТЕКА ЮРИДИЧНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
 

Реклама


Пошук по сайту
Пошук по назві
книги або статті:




Замовити роботу
Замовити роботу

Від партнерів

Новостi



Книги по рубрикам

> алфавитний указатель по авторами книг >



§ 1. Объект юридических наук и, в частности, догмы права


Явления человеческого общежития, составляющие предмет изучения социальных наук, слагаются из бесконечного ряда сосуществующих и сменяющих друг друга отношений, в которые люди вступают друг с другом и с окружающими их предметами для достижения тех или иных целей. Эти отношения выражаются вовне в известном, специфическом поведении заинтересованных лиц. Большинство этих отношений носит массовый характер, периодически повторяется и выливается в известные типичные формы. Так, мы периодически едим и пьем, работаем и веселимся в той или иной области, вступаем в разные сделки, воюем и миримся, и т.д. и т.п., причем все это в общем совершается до мелочей весьма определенным, типичным образом. Оно и понятно: одинаковые причины всегда порождают одинаковые последствия. Поскольку общее состояние данной социальной среды, интересы и потребности членов ее, с одной стороны, способы и средства удовлетворения их, с другой стороны, остаются неизменными, постольку отдельные конкретные проявления этой среды и, в частности, поведение заинтересованных лиц будут иметь тенденцию повторяться. При этом весьма рано уже обособляются две группы повторных массовых отношений: одни из них приобретают характер нормальных, желательных, соответствующее поведение заинтересованных лиц, а вместе с тем и самые отношения признаются общественно целесообразными, (напр., различные типичные формы обмена благ, типичные формы пользования и распоряжения благами, получающие наименование субъективных прав); другие, напротив, считаются ненормальными, недопустимыми, соответствующее поведение, а вместе с тем и самые отношения признаются общественно вредными и вызывают против себя принятие известных репрессивных мер (напр. различные способы лишения жизни, присвоения "чужих" благ и т.д.).
В связи с этим, применительно к отдельным группам повторно встречающихся конкретных отношений, складывается известная система правил или норм, которые, в зависимости от степени развития данной социальной среды и степени важности, которая придается подлежащим отношениям, либо прямо формулируются и объявляются обязательными со стороны подлежащих социальных авторитетов, либо складываются помимо участия их, благодаря силе прецедента и привычки, с каковыми моментами со временем ассоциируется сознание обязательности в подлежащих случаях известного поведения и регулирующих его правил.
Из сопоставления этих правил или норм мы усматриваем, какие именно отношения, при каких условиях и в каком объеме, с точки зрения данной социальной среды, в данное время признаются нормальными, общественно целесообразными, какие, напротив, считаются аномальными, общественно вредными.
В результате создается весьма важное различие между реальными, конкретными жизненными отношениями, (напр., конкретной куплей-продажей, заключенной между А и В, конкретным правом пользования, предоставленным А относительно данного объекта со стороны В, и т.д.) и абстрактными типами отношений, именуемыми, поскольку соответствующие отношения приобретают юридическое значение, признаются юридически существенными, – юридическими институтами (так, напр., мы говорим об институте купли-продажи, мены, об институте собственности, узуфрукта и т.д.).
Всякое реальное, конкретное жизненное отношение, как мы уже заметили, выражается вовне в известном специфическом поведении, в совершении или несовершении известных действий со стороны реальных субъектов над реальными объектами. Ни о чем подобном, разумеется, не может быть речи в применении к абстрактным типам отношений, которые именно представляют собою не реальные величины, а лишь мыслимые комбинации общественных элементов. Каждый такой абстрактный тип и, в частности, каждый юридический институт слагается лишь из ряда норм, которые указывают, при наличности каких условий, каких признаков известного рода деятельность разрешается, предписывается или возбраняется, и которые, в частности, в применении к отношениям, признаваемым общественно целесообразными, указывают: во-первых, те моменты, те признаки, при которых данное отношение признается возникшим (напр. купля-продажа возникает с момента соглашения относительно товара и цены, право собственности возникает с момента передачи вещи и т.п.); во-вторых, те моменты, те признаки, которые определяют объем и содержание его, (напр., продавец может требовать уплаты цены, покупщик может требовать передачи товара, – собственник имеет, по общему правилу, бесконтрольное право пользования и распоряжения своей вещью, узуфруктуар может пользоваться вещью и извлекать доход из нее, но не может отчуждать и не должен ухудшать ее, и т.д.); наконец, в-третьих, те моменты, при наличности которых данное отношение считается прекратившимся.
Практическое соотношение между конкретными жизненными отношениями и абстрактными типами отношений сводится к тому, что эти абстрактные типы или, точнее, признаки, устанавливаемые ими, служат критериями для так назыв. юридической квалификации жизненных отношений: в самом деле, данное конкретное отношение, напр., данный договор, характеризуется как купля-продажа или наем и т.д. в зависимости от того, признаки какого абстрактного типа в нем встречаются. Это имеет то практическое значение, что в дальнейшем к данному отношению применяются нормы, установленные для отношений данного типа.
Различие конкретных жизненных отношений и абстрактных типов отношений имеет не только одно практическое, но и весьма важное теоретическое значение. Дело в том, что как те, так и другие могут служить объектом самостоятельного научного исследования. Поскольку мы изучаем конкретные жизненные отношения, мы описываем и обобщаем реальные жизненные явления и процессы, анализируем причины, породившие их, и последствия, ими вызванные. Поскольку мы изучаем абстрактно типы отношений, мы описываем и анализируем не то, что на самом деле происходит или произошло, а то, что, с точки зрения данной социальной среды, в смысле поведения заинтересованных частных лиц или тех или иных органов власти, при данных условиях считается нормальным, что ожидается от этих лиц, что должно или может (но может и не) быть совершено ими, или наоборот, совершение чего подлежащими лицами считается ненормальным, недопустимым, что не должно (но, тем не менее, может) быть совершено этими частными лицами и официальными органами.
К числу наук, изучающих не реальные жизненные явления, а абстрактные типы, наряду с нормативной этикой принадлежат и науки юридические. В частности, история права изучает смену правовых институтов во времени, (напр., смену отдельных форм собственности, залога и т.д. в системе русского или римского или иного какого-нибудь права); догма права анализирует эти правовые институты в том виде, в каком они представляются при данных условиях места и времени (напр., римское право собственности или залога времен Юстиниана, русское право собственности или залога времен Уложения царя Алексея Михайловича). Иначе говоря, – история права изучает правовые институты в порядке последовательности, смены их во времени, а догма права – в порядке сосуществования.
Таким образом как история, так и догма права имеют своим непосредственным объектом не конкретные юридические существенные отношения, а абстрактные типы их, юридические институты. Это не значит, конечно, чтобы можно было игнорировать подлежащие конкретные отношения.
Напротив, с ними нередко приходится считаться уже при описании юридических институтов. Особенно часто в таком положении может очутиться историк права, изучая, напр., институты, возникшие на почве обычного права и подлежащие реконструкции на основании наших сведений о том, что в данной области жизни действительно происходило, что считалось нормальным, не возбуждало споров и сомнений.
Равным образом, приходится считаться с конкретными жизненными отношениями и при объяснении происхождения, перемене или отпадении данных правовых институтов, в смысле указания, напр., на то, какие конкретные массовые отношения вызвали необходимость юридической регламентации или, напротив, необходимость пересмотра подлежащих норм и институтов или отмены их.
Наконец, конкретные жизненные отношения должны быть приняты во внимание и при оценке степени значения и целесообразности, степени соответствия тех или иных юридических институтов с реальными жизненными потребностями и интересами.
Не следует, однако, упускать из виду, что во всех указанных случаях конкретные жизненные отношения не являются самостоятельным объектом исследования, они берутся как нечто готовое, данное, ссылка на них служит лишь материалом, средством для построения учения о соответствующих юридических институтах, – только последние составляют самостоятельный объект исследования юридических наук.
Этим юридические науки отличаются от истории, политической экономии, социологии, которые имеют объектом именно конкретные жизненные отношения, задаются анализом и обобщением этих последних, пользуясь при этом в свою очередь в качестве материала данными юридических наук.
Правда, только что названные науки, и в частности социология, тоже могут привести в результате изучения конкретных жизненных отношений к выработке известных абстрактных типов (напр., типов античного – средневекового – современного государства, или типов античного – средневекового и т.д. мировоззрения или культуры и т.д.). Однако добытые таким путем чисто научные, теоретические типы не имеют ничего общего с теми практическими типами, о которых мы говорили выше. Основное различие между ними сводится к тому, что теоретические типы представляют собою лишь попытки воспроизведения типичных черт тех или иных групп связанных между собою проявлений общественной жизни, безотносительно к тому, представляются ли соответствующие комбинации общественных элементов желательными или нет, тогда как практические типы представляют собою известные, признанные желательными (или, наоборот, нежелательными) комбинации общественных элементов, безотносительно к тому, существуют ли подобные комбинации уже на практике или они лишь имеют быть призваны к жизни (или, наоборот, имеют быть недопущены) путем установления соответствующих обязательных правил поведения. В связи с этим стоит другое различие: только практические типы являются самостоятельным объектом изучения, тогда как теоретические типы или, точнее, посторонние их составляют результат изучения подлежащих конкретных явлений*(55).
В заключение остается отметить, что указанная нами основная особенность юридических наук обыкновенно упускается из виду или, по крайней мере, не подчеркивается с желательной отчетливостью. А это приводит на практике к постоянному смешению конкретных юридических отношений с абстрактными типами таких отношений, характерным признаком чего является употребление термина "юридическое отношение" то в смысле конкретного отношения, то в смысле абстрактного типа; а это, в свою очередь, повлекло за собою то последствие, что на каждом шагу абстрактным типам приписываются свойства конкретных отношений и наоборот.
Итак, мы установили объект юридических наук и, в частности, догмы права. Нам необходимо установить теперь понятие и значение догмы римского права.


Головна сторінка  |  Література  |  Періодичні видання  |  Побажання
Розміщення реклами |  Про бібліотеку


Счетчики


Copyright (c) 2007
Copyright (c) 2018